Правительства и корпорации пытаются убедить нас, что наше полное информационное саморазоблачение — нормальный и естественный способ жить в современном обществе. Это не так: излишняя прозрачность опасна, и даже честный человек имеет право на собственные секреты.

Все в этом мире движется по спирали. Или, если хотите, по траектории маятника: сначала туда, потом обратно. Сначала правительства и бизнес собирали огромные массивы данных о людях и учились извлекать из них очевидную и не совсем очевидную пользу. Теперь другие представители бизнеса (и даже отдельные правительства в некоторых случаях), наоборот, предлагают решения по защите от излишне любопытных коллег. Да и сами люди, наигравшись с открытостью соцсетей и честностью в сообщении своих данных всем желающим, задумываются о закрытии особо чувствительной информации или даже пытаются совсем «исчезнуть с радаров» маркетинговых компаний и госслужб.

Часто используемый государством и любопытствующим бизнесом тезис «честному человеку нечего скрывать» очевидно фальшив и манипулятивен. Мол, если ты все-таки что-то скрываешь, то ты уже не очень честный, да и вообще какой-то подозрительный тип, которого следует «разъяснить» со всей строгостью «нашего непростого времени». В сочетании с этим — главным — тезисом могут использоваться и другие: «открытость перед государством нужна для борьбы с террористами», «передача ваших данных корпорациям поможет подобрать для вас самое выгодное предложение», «да кому ты нужен со своими тайнами, это просто бюрократия» и прочий агитационно-пропагандистский мусор, в который не верят даже сами говорящие. Точнее, они-то не верят в него в первую очередь, так как точно знают, что дело вовсе не в террористах или заботе о потребителе. Дело в контроле.

Что может скрывать честный человек, оставаясь честным человеком? Да что угодно. Литературные вкусы, маршруты передвижения, распределение семейных обязанностей, ежемесячные расходы на собаку, политические и религиозные взгляды, время сна и бодрствования… Продолжите сами. Эта информация в некоторых ситуациях может оказаться, что называется, чувствительной, то есть влияющей на совсем другие стороны жизни человека. Что-то будет особенно интересно криминалу: покупка билетов на дорогой зарубежный курорт на определенные даты — отличная наводка для «визита» в пустую квартиру. Что-то может пригодиться маркетологам: если мобильные телефоны двух человек со временем все чаще «встречаются» в кафе, ресторанах и кино, а потом несколько раз оказываются в одной точке на ночь, можно начинать показывать рекламу подарков для новобрачных коллегам по работе хозяев телефонов. С указанием имен будущей пары. Попадание будет далеко не стопроцентным, но намного более точным, чем для случайной выборки. А захотят ли люди, чтобы коллеги узнали об их отношениях таким способом?

Отдельная категория данных, которые могут быть нежелательными для раскрытия, касается прошлого. Люди со временем меняются (ну, по крайней мере, большинство), поступки, слова и взгляды человека в 16 лет могут сильно отличаться от таковых в 40 лет. И даже если те поступки и взгляды не стыдно публично вспоминать (что бывает не всегда), то уж точно это не имеет большого смысла: перед нами уже совсем другой человек. Сюда же относится и изменение со временем отношения общества и государства к некоторым поступкам. То, что 20 лет назад было допустимо и легально, сегодня может считаться преступлением. И наоборот. Заставлять человека делать подобную информацию публичной или хотя бы доступной определенному кругу «специалистов» — значит создавать для него проблемы.

Имея большой массив чувствительной информации о человеке и умея ее анализировать, можно держать его жизнь под полным контролем: прогнозировать поступки и покупки, «подталкивать» в нужном направлении, помогать или разрушать карьеру, лишать свободы или «не замечать» преступления. А теперь добавьте к этому возможность распоряжаться финансами человека, о чем мечтают проповедники безналичного общества. Уже сейчас люди и компании, по тем или иным причинам попавшие в «черные списки» государства, не могут открыть счет в банке, а значит, получить нормальную работу и вести нормальную жизнь. У них пока есть возможность пользоваться счетами родственников и друзей или наличными, но в государстве с тотальным автоматизированным контролем денежных потоков такой возможности не будет. И, кстати, не все эти люди и фирмы заслуживали столь сурового наказания.

Даже если не доходить до крайностей, такая ситуация для человека разумного и самостоятельного как минимум унизительна, а может быть, и опасна, поскольку в состоянии довести дело до нарушений психики. Нет ничего приятного в понимании, что твоей жизнью кто-то управляет, причем в 99% случаев этот «кто-то» — всего лишь маркетинговый алгоритм, пусть и с мощным искусственным интеллектом.

Поэтому уже сейчас, пока еще есть возможность, некоторые люди выстраивают виртуальные стены вокруг своей личной жизни, не поддаваясь на провокационные слоганы про «честного человека» и «мы делаем это ради вашего блага». Если вы еще не начали этого делать, задумайтесь: возможно, уже пора. Благо свободный рынок на то и свободный, что на нем есть любые предложения — и средства слежения, и средства защиты от слежения. В финансовой сфере это биткоины, виртуальные одноразовые пластиковые карты, прокси-серверы и VPN, защищенные мессенджеры и шифрованная почта, анонимные сим-карты (не российские), в конце концов, просто наличные деньги. Никакая защита не будет идеальной, у каждого средства есть своя сфера применения и свои ограничения. Но это лучше, чем ничего. При грамотном использовании меры защиты могут как минимум уменьшить и объем данных о вас и разбить их на не связанные между собой куски.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции