На страницах фантастических романов общими для всего мира деньгами стали расплачиваться давным-давно. Реалисты заговорили о неизбежности отказа от национальных валют после того, как доказал свою жизнеспособность евро. Единые для разных стран валюты существовали и раньше, однако брать за образец для подражания Сент-Люсию с Доминикой, где ходят восточнокарибские доллары, и уж тем более Нигер и еще 12 стран Африки, в которых расплачиваются франками КФА, желающих не находилось. Устав от возни с собственными деньгами, страны просто переходили на «чужую» валюту. В 2000 году так исчезло эквадорское сукре, а чуть позже и сальвадорский колон. В обеих странах теперь расплачиваются только хорошо знакомыми россиянам долларами США. Менее экзотические державы, как правило, предпочитали хранить верность собственным деньгам.

Однако после начала глобального финансового кризиса о необходимости создания единой теперь уже для всего мира валюты (не являющейся при этом долларом США) заговорили не только экономисты (еще летом прошлого года о возможном введении после 2015 года единой мировой валюты заявил глава Сбербанка РФ Герман Греф), но и главы государств. Наиболее активным сторонником валютной глобализации недавно стал президент Казахстана Нурсултан Назарбаев.

«Валюта Нового мира должна существовать на базе всемирного Закона о мировой валюте, подписанного главами большинства стран мира и ратифицированного большинством парламентов мира. При этом ясно, что в качестве мировой валюты непродуктивно использовать национальную валюту любого государства мира. Закон мог бы четко и однозначно определять ее принципиально наднациональный межгосударственный статус и принципы ее эмиссии специально созданным всемирным Эмиссионным центром. Такая система могла бы стать основой первой в истории человечества абсолютно законной и легитимной мировой валюты», — заявил Назарбаев в своей статье «Ключи от кризиса». «Если придумать формулы о том, как реализовать эту идею, то я считаю, что это хорошая идея. Я аплодирую идее президента Назарбаева», — поддержал главу Казахстана давний сторонник валютной унификации, лауреат Нобелевской премии по экономике Роберт Манделл. «Уж точно нет необходимости в более чем 160 национальных валютах в сегодняшнем мире», — поддерживает его еще один нобелевский лауреат Эдмунд Фелпс.

Что ж, переход на единую валюту, действительно, сулит немало выгод — расширение торговых связей, единое валютное регулирование, сокращение сроков проведения финансовых операций, минимизация валютных рисков, сокращение транзакционных издержек… По оценкам Еврокомиссии, в результате введения евро на одних только расходах по обменным операциям удалось сэкономить примерно 0,3% ВНП ЕС. А уж о том, насколько проще станет жизнь отдельных граждан, избавленных от необходимости даже в турпоездках следить за курсами и метаться по обменникам, и говорить нечего! Так что, пора готовить кошельки для монет и купюр нового образца?

Не спешите. Помните вот это «Если придумать, как…»? В этом-то и проблема! Наличие собственной валюты для любой приличной страны — не только вопрос престижа. Оно дает государству возможность корректировать развитие собственной экономики. Взять хотя бы так называемую «конкурентную девальвацию», то есть намеренное снижение стоимости валюты, предпринимаемое для того, чтобы сделать отправляемые на экспорт товары более конкурентоспособными. Заниженный курс юаня — вот один из секретов, превративших Китай в новую «мастерскую мира». Ну а для США, наоборот, именно доллары стали едва ли не главным предметом экспорта.

«Единой мировой валюты в ближайшие 30 лет точно не будет, а там посмотрим», — заявил недавно глава Минфина РФ Алексей Кудрин. Да и сам Роберт Манделл в скорое появление общемировой валюты не очень-то верит. «Возможно ли появление новой глобальной валюты в ближайшие пять лет? Я бы сказал, что такая вероятность мала и составляет 30 процентов из 100. Но зато в Азии можно создать азиатскую валюту, в Африке — африканскую… Такой подход возможен, если глобальный не сработает», — говорит он.

Что ж, начинать, действительно, проще с малого. И региональных «слияний» валют на ближайшие годы запланировано довольно много. Уже в 2010 году на единую валюту (динар, риал, «халиджи» или «джуман») планируют перейти Саудовская Аравия, ОАЭ, Кувейт, Бахрейн и Катар. Страны-участницы Боливарианской альтернативы для Америк (Венесуэла, Боливия, Никарагуа, Гондурас, Доминика, Эквадор) договорились о введении общей валюты под названием «сукре» (от испанского ’sistema unitario de compensacion regional’ — «единая система региональной компенсации»). Страны Африки неспешно готовятся к введению «афро». Даже США, как прогнозируют некоторые эксперты, могут отказаться от долларов и перейти на единые с Канадой и Мексикой «амеро».

Ну а сам Нурсултан Назарбаев готов — пока мир не созрел для его идеи — ограничиться введением единой для стран ЕврАзЭС (Белоруссии, Казахстана, Киргизии, России, Таджикистана и Узбекистана) валюты под названием «евраз». И похоже, что российские власти готовы его в этом поддержать. Во всяком случае, глава МИД РФ Сергей Лавров уже заявил, что эта идея казахского президента обязательно «получит развитие».

Ну а любители фантастики тем временем идут куда дальше. У них уже готовы деньги для расчетов в космосе. Фонд космических исследований Болгарии уже отчеканил первые «галактосы» (монеты из сплава золота и серебра с перечеркнутой двойной чертой буквой G), а британский Национальный космический центр — тефлоновые «куиды» (от английского ’Quasi Universal Intergalactic Denomination’ — «квазиуниверсальная интергалактическая деноминация»). Будет чем и в первом на Луне «Макдоналдсе» расплатиться, и за что у инопланетян какой-нибудь сувенир купить.