Похоже, к двум традиционным проблемам России добавилась одна нетрадиционная. Слишком уж часто кредиты и все, что около, мелькают в заголовках и становятся объектом для инициатив разной степени вменяемости.

Первое, что обычно попадается около кредита, – это заемщик. Точнее, заемщик проблемный, для которого кредит – это не просто финансовый инструмент, а нечто вроде порчи. Которую когда-то кто-то (не сам заемщик) навел, а теперь житья никакого не стало. И таких довольно много. Объединенное кредитное бюро говорит о 60% экономически активного населения (37–40 млн человек), занятых в кредитовании вообще. Каждый из этих миллионов должен банкам в среднем по 210 тыс. рублей. Это ничего, но кредиты у людей и правда не то чтобы простые. Почти по 17% есть просрочка, по 12% просрочка составляет 90 дней и выше. Есть целые регионы, где просрочка по кредитам – норма. Приводят обычно в пример Ингушетию, где просрочки у 47% заемщиков. Правда, умалчивают, что кредиты там только у 16% населения. Чтобы цифра казалась повнушительнее.

Тем не менее проблема есть. И она «лакомый кусочек» для пиара. Тем более скоро выборы. Мы, мол, починим дороги, повысим пенсии и чего-то такое сделаем, чтобы с кредитами стало полегче. Вплоть до амнистии.

Или вот депутаты от ЛДПР Антон Ищенко, Сергей Каргинов, Иван Сухарев и Иван Абрамов предлагают ужесточить доступ к кредитным историям, потому что их без согласия могут получить юридические лица, например, при трудоустройстве и в работе отказать, потому что долгов много и они «плохие».

Нет, отказать в работе из-за «плохих» долгов, конечно, могут. Кто возьмет на работу инкассатора, на котором ипотека в 2 млн в просрочке 360+? Или кассира, или кладовщика. Но получить кредитную историю без согласия заемщика невозможно. Даже банку или МФО. Другое дело, что банк, выдавший кредит, может запрашивать ее, когда угодно, «без второго слова», пока кредит действует. Но потом-то все. Чего говорить об обычных ООО или ИП. Инициатива для галочки получается какая-то. Совсем зряшная.

А вот Минфин предлагает ограничить кредитование заемщиков с плохой кредитной историей через новые нормативы для банков – тут есть о чем поговорить. Хотя эта инициатива еще только в формате «мы подумали, и я решил», директор департамента международных финансовых отношений Минфина РФ Андрей Бокарев описывает ее предельно обтекаемо: «Безусловно, обсуждаются предложения о введении определенных ограничений, в том числе для банковских организаций в предоставлении кредитов заемщикам, имеющим определенную кредитную историю, имеющим просрочки в обслуживании задолженности в предыдущие периоды».

С одной стороны, это тоже не совсем в кассу. Банки не дураки. Риск-менеджмент – это их конек. Они и сами не выдадут кредит (тем более сейчас) заемщику с безнадежной просрочкой. С другой – там еще что-то говорится о консультации заемщика в банке. То есть ему отвечают не просто «нет», а с развернутой информацией, почему так. А это хорошо. Когда заемщику отказывают «без объяснения причин», он может начать думать, что это просто не сложились звезды. Идет в другой банк, и в третий, и в десятый. И, получая новые отказы, вообще безнадежно портит себе кредитную историю. Хуже – начинает искать обходные пути: кредитование через родственников, сверхдорогие деньги МФО и т. д. Чем ситуацию только усугубляет.

А так есть шанс, что кто-то из заемщиков поймет, что делать. А главное – чего точно не стоит делать. Хоть сколько-то из них.

И вот взял бы Минфин сейчас эти почти 17% заемщиков с просрочкой да каждому прислал бы его кредитный отчет с инструкциями по дальнейшим действиям. В качестве чрезвычайной меры. Персонально. Пошагово. Со стратегией кредитного поведения лет на 5–7. С вариантами А, В и С. С повторной консультацией специалиста министерства для желающих. Вот это было бы полезнее. Чем кого-то в чем-то ограничивать.

Я почему-то уверен, что это бы помогло. Ну ее, эту нетрадиционную проблему. Хватит нам традиционных: дураков с дорогами.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции