Событие, о котором так долго шумели финансовые и общественные СМИ, свершилось: микрофинансовые компании разделены на собственно микрофинансовые компании (МФК) и микрокредитные компании (МКК, прежде известные как микрокредитные кооперативы). Чем это грозит российской финансовой системе и ее клиентам?

МКК могут работать с физическими лицами, МФК — нет. Зато МФК могут выпускать облигации и таким образом привлекать средства. Как будут привлекать средства МКК, в поправках в закон о микрофинансовых организациях не уточняется. По мысли регулятора, это разделение должно способствовать росту популярности МФО как источника краткосрочных и среднесрочных займов для малого бизнеса (в пределах 1 млн рублей), а стало быть, оживить кредитование. Внешне все выглядит как попытка насильственно очистить банки от непрофильного бизнеса, а также привлечь дополнительное внимание к МФО как источникам краткосрочного финансирования. Основную проблему бизнеса — отсутствие в стране длинных денег — это не решает. Однако «залатать дыры» в текущем финансировании малого и среднего бизнеса в целом поможет.

Стоит сразу оговориться, что МФО как направление финансового рынка предполагает в первую очередь кредитование малого бизнеса — того самого, который банки очень любили до 2008 года и очень не любят сейчас. Разделение МФО по категориям явно преследует цель сделать микрофинансовый бизнес более прозрачным для регулятора и, скорее всего, является первым шагом к введению более жесткого регулирования этого сегмента финансового рынка (которого, к слову сказать, нет нигде в мире). Подготовку к этому ЦБ уже начал в конце 2015 года, выведя из реестра МФО более 800 организаций (осталось порядка 3 700). Факт остается фактом: кредитный портфель банков за 2015 год вырос на 15,6%, а МФО — минимум на 25%.

Однако не стоит забывать, что сама бизнес-модель МФО состоит в комбинации низкомаржинальных и высокомаржинальных кредитных продуктов: недостаток прибыли с низкомаржинальных кредитов (миллион на год для качественного заемщика) должна быть перевешена несколькими высокомаржинальными кредитами (30 тыс. до зарплаты, микрокредиты на месяц и т. д.). В связи с предложенным разделением МФК более не смогут выдавать годовые кредиты по прежним ставкам: им придется либо наращивать объем, либо повышать ставки. Что же касается МКК, совершенно непонятно, как они будут привлекать денежные средства. Ставки выше, чем у банков, они себе, скорее всего, позволить не смогут. А уровень доверия населения к МКК ни за год, ни за два банковский не догонит.

Однако кредитные организации уже достаточно давно создают собственные МФО или же покупают действующие в целях разделения клиентских потоков. Ряд опрошенных нами банков, имеющих среди своих активов действующие МФО, отметили, что главной причиной учреждения микрофинансовых организаций для них стала диверсификация бизнеса. Более того, для небольших банков (300—500-е место по активам) МФО до недавнего времени были неплохим источником дохода. Из десяти банков, участвовавших в опросе, семь отметили, что ожидают очередного снижения прибыльности до принятия новой бизнес-модели, три банка сказали, что уже начали процедуры учреждения собственных МКК. То есть по факту ничего не изменилось.

А вот что действительно изменилось, так это возможность МФК выпускать облигации и таким образом привлекать денежные средства. В чистом виде перспективы таких бумаг в текущих условиях долгового рынка достаточно туманны: рынок не блещет спросом, поэтому независимым МФК придется значительно повышать доходность своих долговых инструментов, дабы их покупали. Достаточно быстро это может привести к важным изменениям на долговом рынке: суть рынка такова, что доходность подобного рода бумаг, даже выпущенных банками, будет расти по инерции.

Что касается МФК, принадлежащих банкам, для них прямой путь — в деривативы. Отдельно продаться в прежних объемах (а о смене бизнес-модели рынок, конечно, уже в курсе) — нечего и думать. Поэтому, скорее всего, они будут продаваться в составе портфелей. С одной стороны — перекладывание денег из кармана в карман, с другой же — возможно, новый пузырь на рынке. На этот раз долговом.

Как показывает практика, «пузыри» полезны экономике, резко нуждающейся в росте, однако все мы помним, чем они обычно заканчиваются. Если мегарегулятор успеет принять ряд регулятивных мер, которые позволят эти «пузыри» безболезненно сдувать, достаточно скоро мы увидим и снижение ставок по микрозаймам, и увеличение их кредитного портфеля минимум на 50%. Если же нет — облигации МФО просуществуют на рынке полтора-два года, после чего громко уйдут в небытие, оставив после себя сравнительно небольшой финансовый кризис и целый ряд отозванных банковских лицензий — реализовывать-то их будут банки…

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции