Возникающие без видимых причин требования подтвердить законное происхождение денег вкладчиков в банках пока выглядят как сбой системы. Но они могут быть подготовкой к переменам, которые ждут россиян после 2018 года.

Разговоры о том, что банки скоро начнут массово требовать подтверждения законности происхождения денег вкладчиков, немного стихли, но расслабляться рано. Успокаивающие заявления Банка России ничего не стоят: слова официальных лиц «к делу не пришьешь», а документы и действия банков, бегущих впереди паровоза, говорят об обратном.

Если раньше сообщения о блокировке крупных сумм на счетах до подтверждения их легальности касались в основном Сбербанка, то в последние дни в список «излишне любопытных» добавился Альфа-Банк. Кроме того, «ошибка» в банке «Тинькофф», которая привела к ограничениям в работе карт нескольких клиентов, выглядит весьма подозрительно: до признания блокировки карт «ошибкой» сотрудники банка ясно давали понять удивленным гражданам, что дело именно в «антиотмывочном» механизме.

Наверняка далеко не все случаи задержки денег на счетах попадают в прессу, но, конечно, пока они носят единичный и хаотичный характер, «под раздачу» попадают самые разные люди с самыми разными суммами и операциями по счету. Ситуация очень похожа на тестирование, с одной стороны, системы блокировки, с другой — общественной реакции на ее работу.

Сами банки, как и Банк России, утверждают, что ничего необычного не происходит: право на запрос сведений о происхождении денег вкладчиков они получили еще в прошлом году, а все дело — в борьбе с терроризмом и отмыванием денег. Мол, у банков есть какие-то секретные алгоритмы, позволяющие определять «подозрительные» операции, но они не очень совершенны и иногда срабатывают в безобидных случаях. А если вы вдруг попадете под подозрение, ничего страшного — принесите пачку справок, что вы не верблюд, и получайте свои деньги. Подумаешь, простой человек немного побегает и поволнуется, кого это беспокоит? Не ограбили, и то ладно. Чего не сделаешь ради борьбы с терроризмом.

Дело, однако, не в мифических террористах, которые оплачивают взрывчатку и «Калашниковы» безналичными платежами. Вполне возможно, что задача системы отслеживания банковских операций физических лиц — поставить под контроль все доходы людей, чтобы подготовиться к резкому росту налоговой нагрузки после 2018 года.

Российский бизнес сейчас намного лояльнее относится к выплате официальной зарплаты, чем в 1990-е и начале 2000-х, когда белую зарплату можно было увидеть разве что в представительствах иностранных компаний. В период нефтяного расцвета экономики высокая прибыль позволяла предпринимателям отказаться от утаивания зарплат, а желание людей получать кредиты (в первую очередь, ипотечные) подталкивало работников настаивать на отказе от «конвертов» в пользу переводов на карты и на текущие банковские счета.

В последние годы на фоне кризиса практика серых выплат (когда часть зарплаты проходит мимо кассы) возродилась, но инерция велика, а отказываться от ощущения себя законопослушным гражданином не хочется и боязно. Кроме того, многие наемные работники до последнего верили, что когда-нибудь будут получать достойную пенсию, и выбирали белые зарплаты, с которых платятся пенсионные взносы.

Однако буквально на глазах ситуация меняется: люди начали ощущать, что получаемых на руки денег на жизнь не хватает (при этом «в черную» можно зарабатывать больше), а Пенсионный фонд правительство дербанит на текущие нужды совершенно открыто и цинично уже третий год подряд, не оставляя никаких шансов на спокойную старость с государственной пенсией. Можно ожидать, что зарплата в конверте как массовое и выгодное всем явление уже скоро снова станет нормой.

Это уже хороший повод поставить все имеющиеся и будущие деньги граждан под жесткий контроль. Но ситуация складывается так, что этого мало. Стране остро необходимо воевать в далеких странах, поставлять оружие в бесплатные «военторги» соседним сепаратистам, проводить дорогие развлекательные мероприятия типа чемпионата мира по футболу, раздавать многомиллиардные подряды хорошим людям, содержать «гвардию» для подавления грядущих протестов, повышать зарплаты чиновников и периодически подбрасывать копеечку электорату. При низких ценах на нефть, рассыпающейся внутренней экономике, давлении на любой частный бизнес, не приближенный к Кремлю, и отсутствии притока иностранного капитала бюджета на все не хватает.

Один из немногих ресурсов, оставшихся в распоряжении властей, — триллионы рублей частных вкладчиков в банках и в наличном виде у населения на руках. Важно понимать, что если вы имеете вклад в банке, то эти деньги — не ваши. В любой момент их можно признать подозрительными, блокировать, ограничить выдачу 3 тыс. рублей в сутки или просто намекнуть, что лучше о них забыть, чтобы не быть обвиненным в поддержке террористов. Или, скажем, вместо большей части вклада выдать облигации госзайма. Придержанные в банках деньги могут и не направляться напрямую в бюджет: достаточно заставить банки на аналогичную сумму выкупить гособлигации или профинансировать конкретные проекты.

Отдельно хорошо, что подобные действия можно проводить не со всеми деньгами всех вкладчиков сразу, а выборочно. Начав, например, с миллионеров (даже рублевых), которых никому, в общем-то, не жалко. Подавляющее большинство населения живет от зарплаты до зарплаты, а миллионные вклады имеет несколько сот тысяч семей, максимум пара миллионов. Раскулачишь их — никто поначалу и не заметит, особенно если не «раздевать догола», а оставить немного, чтобы не жаловались. Потом, конечно, придет очередь менее обеспеченных вкладчиков, но возмущаться будет поздно.

С наличными сделать нечто подобное намного сложнее, поэтому можно с уверенностью ожидать продолжения и усиления борьбы с наличными платежами. С валютой же бороться уже начали — пока формально требуя указывать ее происхождение при продаже, но достаточно немного закрутить гайки, чтобы сильно усложнить жизнь «валютчикам». Особую ненависть у государства вызывают электронные криптовалюты — как раз потому, что контролировать их чиновники практически не могут. Именно из-за неподконтрольности любая активность, связанная с биткоинами, будет пресекаться особенно жестоко и показательно.

Впрочем, в ближайшие год-полтора массированных атак на банковские счета со стороны государства можно не ожидать. С одной стороны, требуется время на подготовку и тестирование систем выявления «подозрительных» вкладов (что, вероятно, уже происходит). С другой — необходимо провести агиткампанию («сбережения в наличных и валюте держат только террористы, храните деньги в сберкассе»). С третьей — до президентских выборов 2018 года открыто и цинично грабить банки никто не будет. Это все-таки не виртуальные будущие пенсии, а реальные деньги. Пусть даже политическая ситуация практически полностью контролируется, давать повод для относительно массовых протестов и волнения электората не стоит.

Но времени, чтобы решить, что делать со своими деньгами, осталось не так много.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции