Похоже, в жизни рубля намечается новая закономерность. Его курс не просто растет и падает волнами. Каждая новая волна укрепления заканчивается меньшим ростом, чем предыдущая. Иными словами, доллара дешевле 50 без внезапного резкого скачка цен на нефть мы с вами в обозримом будущем не увидим. Не говоря уже о долларе по 33.

Весенняя волна укрепления рубля закончилась. С первых майских праздников рубль вышел сильно ослабевшим. 30 апреля официальный курс доллара составлял 64,33 рубля, а на 5 мая уже 66,17. Евро в последний предпраздничный день стоил 73,3 рубля, а на 5 мая — уже 76,05. Правда, на торгах 5 мая рубль честно пытался немного отыграть потерянное в ходе «маевки», поднимаясь в район 65,7 за доллар и 75,1 за евро. Но все равно всем более или менее очевидно, что разговоры о том, «пустит» ли ЦБ рубль ниже 60 за доллар или постарается притормозить укрепление нашей валюты, чтобы не множить и без того «дикорастущий» дефицит бюджета, пока неактуальны. Для сравнения, прошлая волна укрепления рубля весной 2015 года закончилась примерно на отметке 50 рублей за доллар. В эту волну «деревянный» так и не дошел пока до 60.

Майское ослабление рубля совпало по времени с выходом очередного консенсус-прогноза агентства Bloomberg. Согласно мнению опрошенных агентством 35 экономистов, к середине 2016 года курс доллара может превысить 70 рублей. По оценкам опрошенных, рубль упадет из-за опасений участников рынка по поводу восстановления добычи сланцевой нефти, что приведет к переизбытку предложения сырья. «Коррекция на рынке нефти запаздывает, но, как только она случится, мы увидим снижение рубля, которое придется на вторую половину мая», — приводит агентство слова директора департамента активных операций инвестиционной компании «Велес Капитал» Евгения Шиленкова.

Этот прогноз Bloomberg подкрепляет «историческим аргументом». Оказывается, за последние 12 лет российская валюта в мае падала в девяти случаях. Хотя понятно, что сейчас мы живем совершенно в иную экономическую эпоху, чем 12 лет назад, чем в кризис 2008—2009 годов и даже чем три-четыре года назад, когда российская экономика уже начинала катиться под гору, но финансовая система еще переживала подъем.

Проблема любых прогнозов курса рубля состоит в том, что никто на самом деле не знает, как поведет себя нефть. После провала переговоров в Дохе 17 апреля о заморозке добычи на уровне января 2016 года только ленивый не пророчил новый обвал нефтяных цен. Однако нефть, вопреки прогнозам, не подешевела, а начала дорожать. Причем обеспечили этот рост цен и марш-бросок рубля, благодаря которому по итогам апреля он укрепился относительно минимума с начала года на 14%, такие нетривиальные факторы, как активизация ультралевых партизан в Колумбии, ливийских ополченцев и нигерийских боевиков. Террористы разных мастей, взрывающие нефтяную инфраструктуру в трех важных нефтедобывающих странах мира, как раз и снизили предложение на рынке ровно на те самые 1,5 млн баррелей в день, о которых не смогли договориться солидные дяденьки-министры в Дохе.

Но закладываться в оценках перспектив рубля или возобновления экономического роста в стране на пассионарность нигерийских вооруженных исламистов или леворадикальную колумбийскую группировку ФАРК как-то странно. Возможностей обеспечить устойчивый и резкий рост мировых цен на нефть и навсегда похоронить сланцевые проекты в США у этих головорезов нет. Рост мировой экономики и позиция крупнейших нефтедобывающих держав все-таки куда более надежные факторы анализа ситуации на сырьевых рынках.

Однако экономическая ситуация в России в последние два года изменилась таким образом, что даже при сравнительно высоких ценах на нефть сильный рубль государству будет невыгоден. В относительно вегетарианские времена, в 2013 году, мы уже с трудом балансировали госбюджет при цене нефти в 110 долларов за баррель. Рубль с той поры упал вдвое, но цены на нефть — втрое, а в начале нынешнего года даже падали вчетверо.

Именно слабый рубль с переходом к свободному курсообразованию помог России пережить экономический спад во второй половине 2014-го и особенно в 2015 году. Только благодаря слабому рублю Россия пока имеет устойчивое положительное сальдо торгового баланса при схлопывающейся (и продолжающей падать по сей день) внешней и внутренней торговле. Слабый рубль стал главным фактором стабильного притока денег в казну и позволил не разрастись дефициту бюджета еще сильнее.

Но влияние этого фактора поддержки российской экономики по мере укрепления рубля начинает иссякать. Положительное сальдо торгового баланса России по итогам I квартала 2016 года упало в 2,1 раза по сравнению с аналогичным периодом прошлого года и составило 21,6 млрд долларов. При этом дефицит бюджета в I квартале достиг 3,7% ВВП, выйдя из берегов. Ведь бюджет-2016 написан из расчета, что дефицит не превысит 3% ВВП. Только в апреле на финансирование дефицита бюджета было потрачено 390 млрд рублей из Резервного фонда, в результате чего он только за месяц сократился на 15,5%.

В такой ситуации, даже если вдруг цены на нефть резко рванут вверх (пока самые приятные для нас прогнозы обещают примерно 60 долларов за баррель ближе к концу года), Банк России сделает все возможное, чтобы рубль не вздумал чрезмерно укрепляться. Ровно так, как это произошло в апреле 2015 года, когда регулятор вернулся на валютный рынок и не пустил рубль ниже 50 за доллар.

А вот надежды большинства россиян на то, что в конце 2016 года доллар будет стоить 49 рублей (именно такой результат дал опрос ВЦИОМа в начале апреля), могут оказаться напрасными. Впрочем, россияне очень изменчивы в своем отношении к перспективам рубля. В феврале в ходе такого же опроса большинство респондентов ожидали ослабления рубля до 83 рублей за доллар при тогдашнем фактическом курсе 77.

При всей непредсказуемости мировых цен на нефть, колумбийских партизан, нигерийских боевиков из «Боко харам», динамики китайских акций в одном можно быть вполне уверенным: рубль уже никогда не будет прежним. Таким, каким был, например, в конце 2013 года. Наша экономика в своем нынешнем состоянии просто не перенесет сильного рубля.