Банки неохотно кредитуют заемщиков до 30 лет. Случайным образом именно это может «поднять Россию с колен».

Национальное бюро кредитных историй докладывает о том, что кредиты минимум не молодеют, максимум становятся старше. Так, заемщиков до 30 лет за два года стало в общей массе на 5% меньше. Сейчас их 19,7%, а было в 2014 году 24,9%. Стало больше «золотых» заемщиков от 30 до 50 лет — сейчас они составляют 54% от общего числа, а также заемщиков старше 50 лет — они «подросли» на 3,2% до 26,3% на 1 апреля 2016 года.

Конечно, возраст далеко не главная причина отказа по кредиту. Если в 25 лет у заемщика все в порядке с кредитной историей и он показывает хороший доход, то шансов получить кредит у него не меньше, чем у более возрастного «коллеги». Просто и с доходами, и с историями не все сейчас гладко как у молодых, так и у опытных заемщиков. По уважительной причине глобального характера. Ну доверяют банки чуть меньше молодым, у них просто форы опыта нет — следовательно, и данных для анализа меньше, и прогнозировать их поведение чуть сложнее. Что уж тут такого? Если посмотреть глазами писателя Оруэлла по одну сторону Атлантики и присовокупить опыт миллионера Рокфеллера, который ворочал денежными массами по другую, это даже хорошо, что кредитов не дают. Сейчас поясню.

Кто работает целый день, тому некогда зарабатывать деньги. Именно так выразился Рокфеллер. Потрясти бы за грудки его биографа, да выяснить, точно ли он воспроизвел фразу и при каких обстоятельствах она была сказана. Но это не особенно важно. Фраза-то правильная. Некогда зарабатывать, когда работаешь целый день.

А когда у тебя кредит тысяч, скажем, на 40 ежемесячных платежей, не то что зарабатывать, а голову поднять некогда. И вот вместо того, чтобы думать, как начать производить что-нибудь конкурентоспособное (или обзавестись пасекой, или отправить к Марсу частную ракету), сидит наш заемщик в возрасте от 20 до 30 лет и целый день делает отчеты в какой-нибудь «конторе». А вечером идет на подработку, например, кассиром в ресторан быстрого питания. А по выходным вагоны разгружает. Если он ответственный и нормальный, конечно. Потому что всегда есть вариант уйти в глухую «несознанку» и никому ничего не отдавать. Тем более — кризис. Тем более «вон, дядя Вася из третьего подъезда тоже миллион должен — и ничего, сейчас все так делают».

А нет кредита — все полегче. Участок в счет будущей прибыли арендовал, поставил там пять ульев, которые сам же и собрал из чего было. Глядь через забор — там стартовую площадку заливают. Не на Марс пока, но хотя бы до Луны. А через два забора начинают конкурентоспособное производство домашней мебели со странными названиями русских населенных пунктов. Комплект для спальни «Можга». Или, там, набор для ванной комнаты «Ладога». Столовая «Уй». Гостиная «Язно».

Хотя вот на крафтовый мед, ракеты и «Ладогу» с «Уем» я бы на месте банков молодым заемщикам кредиты все-таки давал. Хоть и рискованно. 90%, само собой, все равно все потратят на новый айфон и отдых в Крыму, а потом скажут: «Ок, у нас ООО, так что идите 10 тысяч наши по суду забирайте — и нормально». Но среди 10% оставшихся вдруг да есть пара-тройка Илонов Масков. Или «веселых молочников», по крайней мере. Что это даст? 100 сортов пармезану? Не думаю. Но приличный «Костромской» — точно. И станет лучше.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции