Верная примета, что люди перестали улучшать свое благосостояние, — это когда они перестают искать в своих карманах и начинают заглядываться на чужие. Нет, они там еще ничего не ищут, но уже переходят от накопления доходов к накоплению обид.

Потому интерес, который вызвала новость о том, что в прошлом году 18 руководящих сотрудников ЦБ в среднем заработали по 17,65 млн рублей, был очень симптоматичным. Казалось, информация о доходах чиновников давно уже лишились значительной части своей первоначальной аудитории. И не потому, конечно, что там нечего почитать, а потому, что никто уже не помнит, когда по итогам декларационной кампании кого-нибудь уволили, а тем более посадили. И в ЦБ не было никаких прецедентов подобного рода. Но в этом конкретном случае интерес связан с тем, что Банк России, несомненно, больше по своему экономическому значению, чем любое министерство. А огромное количество поднадзорных — банков, страховых, микро- и прочих околофинансовых компаний — делает его еще и привлекательным объектом для коррупционеров и решателей всех мастей.

В до сих пор считающиеся почти голодными последние годы XX века работать государственным служащим было непрестижно и невыгодно. Скромный владелец двух-трех ларьков вполне мог потягаться доходами с федеральным министром, причем министр, как правило, проигрывал. Депутаты получали порядка 500—600 долларов США, хотя и имели множество возможностей, даже и официальных, пополнить бюджет. Преподавание, например, или писательская работа ценились больше, чем сейчас, и, в общем, чиновники в ведомствах, не желавшие брать откаты, обычно нарабатывали себе политический капитал, а потом с этим политическим капиталом приходили в бизнес, где его монетизировали. Это был протоптанный путь для всех честных карьеристов, ибо считалось, что на службе у государства заработать на безбедную старость нереально.

Исключением из общего правила был Центральный банк. Принятый в 1995 году закон о Банке России был образцово либеральным даже для западных стран, выводил ЦБ из системы исполнительной власти и делал его почти полностью независимым. Сами сотрудники ЦБ любили при случае подчеркнуть, что они — не чиновники и Банк России «ведомством» называть нельзя.

Соответственно, на ЦБ не распространялись обычные ограничения, связанные с прочим служилым людом, — в том числе и по оплате труда. Считалось, что, поскольку ЦБ осуществляет надзор за коммерческими банками, доходы его сотрудников должны если и не равняться тем, которые имели их коллеги в комбанках, то хотя бы быть меньше в единицы, а не десятки раз. Ну и как мера для предупреждения коррупции, конечно. Хотя мало кто верил, что, например, 30 тыс. рублей зарплаты начальника отдела регионального главка служат достаточным мотивационным щитом от миллионных заносов проверяемого банка.

Но за последние 15—20 лет доходы коммерческих банков сильно упали по сравнению с другими субъектами экономики, а доходы их регуляторов, наоборот, выросли. Если Татьяна Парамонова в 1999 году могла говорить, что убыток в 27 млрд рублей, полученный ЦБ в результате кризиса 1998 года, будет покрываться еще десяток лет, то в 2015 году прибыль регулятора в 112,6 млрд рублей уже считается весьма средненькой даже на фоне прошлого года. Хотя все коммерческие банки страны заработали только 192 млрд.

Роли переменились. Потому и руководству не зазорно не только много зарабатывать, но и показывать эти суммы в годовом отчете и декларациях. Ну и главное — анализ этих доходов показывает, что с момента прихода Эльвиры Набиуллиной в ЦБ не то чтобы перестали «зажираться», но начали внимательно следить за тем, чтобы выделяться поменьше. Если по итогам 2012 года средний доход одного представителя руководства Банка России (18 человек в 2015 году) равнялся 15 млн рублей, то в 2013-м — уже 12,3 млн, потом — 13,6 млн, и только в 2015 году он достиг 17,6 млн рублей.

Кроме того, с 2010 года рост доходов руководства ЦБ составил 43% (с ежегодных 12,35 млн рублей до 17,6 млн), средние зарплаты в ЦБ за это время выросли на 58% (с 79,4 тыс. рублей до 125,4 тыс. в месяц), а рост средних зарплат в России, по данным Росстата, — на 62,2% (с 20,9 тыс. до 33,9 тыс. рублей). Удивительно, но за десять лет, с 2005 года, рост средней зарплаты у сотрудников ЦБ и по всей российской экономике оказался одинаковым — 297%. Конечно, из всей этой занимательной математики также следует, что зарплата члена руководства ЦБ в 43 раза больше средней по стране. Но бывает и хуже…

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции