Что позволено заемщикам с наибольшими доходами, не позволено заемщикам с наименьшими. Например, наращивать долговую нагрузку.

Долговая нагрузка россиян выросла с октября прошлого года на 4,43%, сообщает Национальное бюро кредитных историй. Хотя по году — всего на 0,52%. Это объясняется тем, что в 2015 году наблюдалось некоторое снижение нагрузки, но затем она снова подросла. Теперь средний российский заемщик отдает банкам по 27,13% своей ежемесячной зарплаты.

Больше других платят заемщики со средними доходами — 28,21%. Они же серьезнее других категорий заемщиков нарастили объем банковских выплат с октября прошлого года. Тогда они относили в банки по 22,68% дохода.

На втором месте граждане, чей доход превышает средний. Сейчас они направляют на погашение кредитов 24,77% дохода ежемесячно, в прошлом году эта цифра была на уровне 19,40%.

Ну а меньше всего нарастили свою долговую нагрузку заемщики с наименьшими доходами. В октябре 2015 года она была 26,04%, сейчас — 27,31%.

Тенденция, в общем, понятная. Работать банкам надо? Надо. Кредитовать население в том числе. Ну а кому давать кредиты, как не обеспеченным гражданам? С ними и рисков меньше, и перспектива поблагоприятнее. К тому же чем выше доход заемщика, тем выше может быть его долговая нагрузка без потери качества жизни и угрозы невыплаты кредита. 10 тыс. рублей, которые выплачивает заемщик с доходом в 25 тыс. рублей и заемщик с доходом в 250 тыс. — это две совершенно разных суммы. В одном случае это критичный показатель на грани дефолта, вопрос жизни и смерти, в другом — почти арифметическая погрешность, которую в семейном бюджете, возможно, относят к собирательным и безликим «прочим расходам».

Но отношение к кредитам сильно переменилось. По ощущениям. Кредиты на яркие финтифлюшки хай-тека и гоанские бунгало куда-то пропали. На их место заступили «молоточные» кредиты, которые берутся только под конкретные задачи.

Мой собственный микроопрос, который, конечно, не претендует на репрезентативность, показывает, что из десяти человек, которые вообще отважились на кредит в этом году или во втором полугодии прошлого, семь взяли ипотеку. Не из желания сильно улучшить жилищные условия, а сугубо из практических целей. Вложить средства в актив, который кажется наиболее надежным в нестабильное время. Использовать материнский капитал, который без этого вообще непонятно, куда девать. Получить дополнительный небольшой источник дохода (даже если этот доход просто позволит «сработать в ноль» по той же ипотеке). Воспользоваться моментом с низкими ставками. Обеспечить квадратными метрами поколение, которому они вот-вот понадобятся.

Заложники: кто берет ипотеку не ради квартиры

Нецелевые ипотечные кредиты пользуются все большей популярностью среди заемщиков. Вместо потребительских кредитов банковские клиенты все чаще предпочитают брать ипотеку, сообщают банкиры. Портал Банки.ру разбирался в хитростях этого продукта.

Из трех оставшихся один «респондент» взял потребительский кредит на какую-то высокодоходную торговую авантюру, а еще двое рефинансировали давешние супердорогие кредиты, чтобы закончить строительство своих домов.

Все десять относятся к сегментам среднего и наивысшего дохода по НБКИ. И ни один никакого кредита вообще бы не взял, если бы его конкретную задачу можно было решить как-то по-другому. Любопытный момент: кризис — он для всех кризис. В том числе для тех, чьи доходы выше среднего. Но кредиты люди берут не от ощущения стабильности, а наоборот! «На банк в любом случае заработаю, а так вообще непонятно, когда деньги будут». Такая формулировка прозвучала в ответ на мой вопрос о целесообразности кредитования сейчас во всех десяти случаях.

Действительно, непонятно, когда. И конечно, лучший вариант в этом случае — кредитной нагрузки не наращивать, а, наоборот, стремиться ее снизить. Желательно до нуля. Хоть вы три раза Юпитер.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции