Пенсия уже не так далеко, как это казалось лет десять назад (а тем более двадцать). А потому любые новости про пенсионное обеспечение уже начинают вызывать если не неподдельный интерес, то хотя бы любопытство.

Новостей много, даже очень, но разобраться в них совершенно невозможно. То есть сложно собрать все новостные кусочки пенсионного паззла так, чтобы в мозгу сложилась непротиворечивая картинка: какая пенсия тебе светит, из чего состоит и что нужно сделать, чтобы увеличить ее будущий размер с минимальным использованием трудовых, бюрократических и вообще каких бы то ни было затрат и потерь.

Именно об этом нам всем (не только мне) говорил и Антон Силуанов на прошлой неделе, посоветовав самим заботиться о своих пенсиях, участвовать в их формировании заблаговременно, чтобы она была не 12—13 тыс. рублей в месяц (то, на что можно рассчитывать за счет отчислений работодателей), а хотя бы тысяч 20—30.

Здесь есть одна проблема (не одна, конечно, но эта главная), которая мешает изучить ее во всей полноте. Нет никакой гарантии, что, когда ты наконец узнаешь пенсионную премудрость чуть хуже главы Пенсионного фонда России Антона Дроздова — то есть на твердую «шестерку», сложившаяся нынче система (пусть даже не сложившаяся, но складывающаяся) не изменится во всех своих аспектах. Я же не просто собираюсь ее изучить. Я собираюсь начать готовиться к пенсии, как это делают все люди даже со средним уровнем прозорливости в развитых странах.

Допрыгались: пенсий не будет?

«Через годы, через расстояния на любой дороге, в стороне любой пенсии нам скажут «до свидания». Пенсии прощаются с тобой». Только что вы прослушали краткое содержание новой пенсионной системы, которую, возможно, собираются запустить Министерство финансов и Банк России.

Готовиться нужно, но правила постоянно меняются. Пенсия, и без того скромная, дробится на много мелких кучек, следить за которыми нет никакой возможности. Да и зачем, если все равно все заморозили? В общем, все это пока похоже на игру Алисы в королевский крокет ежами и фламинго. Или на попытку выучить язык другой страны до того, как тебе станет известно, в какую собственно страну предстоит поехать. Вот и сам глава Минфина говорит, что его подчиненные уже подготовили «новое видение» накопительной составляющей пенсионной системы.

Я даже цитировать Силуанова не хочу, потому что, не дай бог, это отложится в мозгу и помешает следующим «новым видениям», которые появятся уже после этого «нового видения». Единственное реформаторское предложение, которое обретает все более зримые очертания и не вызывает разногласий ни у кого (кроме будущих пенсионеров, конечно), — увеличение пенсионного возраста. В последнем докладе Минэкономразвития, подготовленном к заседанию экономического совета при президенте РФ, написано о необходимости повысить пенсионный возраст до 63—65 лет в зависимости от пола. То есть для женщин на восемь лет, для мужчин — на пять. Поскольку первым реальным предложениям, описанным в прессе, с цифрами и сроками, уже полгода, все названные цифры пока остаются неизменными, а народ на улицы не выходит, скорее всего, так оно все и будет.

Я не хочу сказать, что это плохо — похоже, без изменения возраста выхода на пенсию действительно не получится сделать систему устойчивой. Я уверен, что это будет шагом в правильном направлении, даже при условии не слишком сильных познаний в пенсионном обеспечении.

Те российские граждане, которым, как и мне, только предстоит выйти на пенсию, еще не сказали своего отношения к готовящейся реформе. Но мне кажется, что отношение это будет отрицательным в том числе в силу психологии — если всю жизнь думать, что выйдешь на пенсию в 60, а потом прибавить еще пять годков, то можно до финиша не дойти. Не уверен, что каждый марафонец сможет преодолеть лишние пять километров, если на сороковом километре ему скажут, что впереди не два, а семь. Многие мудрые, конечно, понимают, что чем дольше они останутся на работе, тем лучше будут себя чувствовать и материально, и физически. Но остальные (думаю, не меньше половины) почувствуют себя обделенными и обманутыми. И начнут искать способ если не добиться отмены (непринятия) всей реформы, то хотя бы возможности индивидуально выйти на пенсию на прежних условиях, в 55 лет для женщин и 60 лет для мужчин.

Мне кажется, что повышение пенсионного возраста открывает для банков и НПФ хорошие возможности предложить потенциально востребованный продукт. Например, пенсионный вклад с возможностью накопления и сохранения части дохода между 60 и 65 годами (для мужчин) и 55 и 63 годами для женщин. Или обратную ипотеку с этой же целью. Возможностей много, был бы спрос. А он, как мне кажется, скоро возникнет, и, судя по настрою правительства, очень серьезный

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции