Министерство финансов недавно предложило обложить налогом участников валютных торгов на Московской бирже — платить определенный процент с совокупного объема рыночных операций. И хотя предложение пока не является законодательным актом, оно дает повод для размышлений.

Для начала обратимся к недавней истории. В 2012 году законодатели разрешили частным лицам и компаниям обменивать валюту не только через банки, а напрямую на бирже. Проведение таких операций потребовало участия брокеров как посредников между клиентами и биржей. При этом если в 2013 году особого интереса к обмену валюты на бирже со стороны физических лиц не наблюдалось, а юридические лица только присматривались, то в 2014—2015 годах произошел настоящий бум клиентской активности с утроением количества клиентских счетов каждый год. За три года только к нам пришло порядка 10 тыс. клиентов.

Даже очень крупные корпоративные клиенты, ранее менявшие валюту через крупные банки, переходят к биржевым операциям. Конвертация на бирже отличается высокой прозрачностью. Конвертируя через банк, вы никогда не узнаете, какой реальный курс был на момент совершения операции и какой «интерес» банк заложил, обменивая вам валюту. Скорость операций на бирже сравнялась с банковскими — клиент в течение одного дня успевает завести денежные средства, произвести конвертацию, вывести в свой банк и сделать платеж по валютной сделке. Выгода и удобство биржевой конвертации быстро стали очевидными. Объем валютных торгов на Московской бирже с 2012 года увеличился в 2,6 раза, до 310,8 трлн рублей. На этот рост повлияла не только девальвация рубля, но и допуск на валютный рынок широкого круга клиентов.

Открытие валютной секции для широкого круга клиентов, безусловно, стало удачным шагом Московской биржи и дало брокерам две большие возможности. Первая — возможность выстроить стабильный B2B-бизнес с юридическими лицами по конвертации валюты и сопутствующим услугам, например хеджированию валютных рисков. Вторая — привлечение на финансовые рынки более широкого круга физических лиц, для которых покупка-продажа валюты — достаточно понятный инструмент. К слову, это может быть первым шагом для знакомства с другими финансовыми инструментами.

И вот теперь в Минфине задумались над тем, чтобы ввести налог на операции с иностранной валютой на бирже. Стремление государства пополнить бюджет и закрыть пробелы в налоговом законодательстве вполне понятно. Мы приветствуем желание правительства устранить существующие пробелы в вопросах налогообложения валютных операций. Ведь, с одной стороны, согласно статье 141 Гражданского кодекса РФ и ФЗ «О валютном регулировании и валютном контроле», деньги являются имуществом. А значит, доход с его продажи в соответствии со статьей 224 Налогового кодекса РФ должен облагаться НДФЛ по ставке 13%. С другой стороны, в соответствии с подпунктом 1 пункта 3 статьи 39 НК РФ валютно-обменные операции не могут быть приравнены к реализации товаров, работ или услуг.

Очевидно, что, выдвигая эту инициативу, налоговый департамент Минфина склоняется к первому варианту трактовки закона. По его логике, валюта — это имущество. Однако есть один немаловажный момент: если будет введен налог на биржевые операции с валютой, сделки с наличными иностранными деньгами ввиду сложности их администрирования, как и прежде, по факту не будут облагаться налогом (то есть налогообложение операций с наличной валютой как было, так и останется «спящей нормой»). Что дает преимущество банкам и «обменникам» валюты. А вот брокеров как налоговых агентов уже проще обязать рассчитывать и удерживать налоги по операциям клиентов, ведь вся информация о сделках с валютой на бирже четко фиксируется.

Чтобы не возникало дискриминационных моментов, справедливо и целесообразно обеспечивать одинаковые условия и для тех, кто покупает-продает наличную валюту в банках, и для тех, кто пользуется услугой прямого доступа на биржевой валютный рынок. Если же налог не будет дискриминировать ни один из способов конвертации, он не приведет к существенному уменьшению спроса на услугу.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции