Пока в России думают, как именно наказывать финансовых инноваторов — сразу сажать или сначала штрафовать, в Британии для них создают облегченный режим регулирования, снимая ограничения, действующие для «обычных» банков и компаний.

Британский финансовый регулятор Financial Conduct Authority (FCA) в мае начал прием заявок от финтех-компаний на допуск в свою «песочницу» (это официальное название проекта). Любой финансовый стартап, чью заявку FCA одобрит, получит специальный режим регулирования — без необходимости получения лицензий и без риска наказания за ошибки. FCA заодно будет консультировать стартапы, а позже анализировать их деятельность, чтобы улучшить действующие в стране законы и правила финансового рынка.

Режим «песочницы» дает не только привилегии, но и ограничения. Компании не смогут свободно привлекать «массового» клиента. Более того, каждый человек перед заключением договора с фирмой из «песочницы» получит информацию о том, что работа с ней в силу слабого регулирования имеет повышенный риск.

Правда, государство все равно не бросит потребителя на произвол судьбы, в каждом конкретном случае будет определен уровень его защиты. Клиентам одних компаний разрешат обращаться к финансовому омбудсмену, других включат в программу госкомпенсаций, а некоторые фирмы обяжут иметь специальный компенсационный фонд для погашения возможных убытков потребителей их услуг. Объем операций в тестовом режиме также будет ограничен — FCA указывает, что работа компаний из «песочницы» не должна создавать угроз для финансовой стабильности в стране.

Через какое-то время (в каждом случае — свое) FCA сделает вывод о безопасности и эффективности работы данного стартапа, после чего примет решение о его дальнейшей судьбе. Успешно прошедшие проверку в «песочнице» компании получат необходимые разрешения на полноценную деятельность, провалившиеся отправятся дорабатывать свои алгоритмы или закроются.

Режим «песочницы» в регулировании финансового рынка будет применяться впервые в мире. Британским властям эта инициатива нужна для повышения и закрепления статуса страны в качестве «финтех-хаба», то есть глобального центра финансовых инноваций; для привлечения инвестиций и активного участия в формировании нового финансового мира. Британцы понимают, что за финтехом будущее, поэтому намерены не запрещать и ограничивать инновации, а, наоборот, конкурировать с другими странами за их привлечение.

Особенно интересна в этом плане позиция директора по стратегии и конкуренции FCA Кристофера Вуларда, которую он озвучил недавно на Глобальном финансовом саммите. Чиновник сравнил регулирование в двух отраслях: здравоохранении и финансах. По его словам, розничные потребители имеют право при наличии полной информированности и осознания последствий участвовать в испытаниях новых лекарств, которые в состоянии нанести существенный ущерб их здоровью, но не могут рискнуть всего лишь деньгами, работая с не прошедшими «испытания» финансовыми компаниями. Он считает такое положение дел неприемлемым.

Британский регулирующий орган уверен, что рынок слишком зарегулирован, и ищет способы снизить это регулирование, чтобы облегчить, упростить, ускорить и удешевить внедрение новых финансовых технологий. «Песочница» — один из способов хотя бы временно снять регулирование для части компаний, не подвергая при этом риску большое количество простых потребителей финансовых услуг.

А в это время где-то далеко на востоке продолжаются дискуссии о том, как эффективнее бороться с финансовыми инновациями. Министерство финансов России настаивает на уголовной ответственности за операции с криптовалютами, считая те «денежными суррогатами», создающими конкуренцию рублю. Минюст высказывает возражения, но не по сути, а только по форме, пытаясь заставить Минфин более четко определить, что именно министерство понимает под теми или иными терминами.

Проблема в том, что решения, основанные на активно развивающейся во всем мире технологии блокчейна, формально не обязательно связанные с выпуском криптовалют, в реальности вряд ли могут обойтись без некоей внутренней расчетной единицы, которую при желании можно признать «денежным суррогатом».

Скажем, на только что прошедшей в Сколково конференции по технологии Etherium, куда из Швейцарии приезжал ее автор Виталик Бутерин и где собрались разработчики, сажать можно было бы едва ли не каждого второго. Ведь в Etherium для работы приложений необходима внутренняя криптовалюта — эфир, которой можно пользоваться и для оплаты товаров в реальном мире.

Даже если не брать блокчейн, вряд ли можно найти современную финансовую технологию, не нарушающую каких-нибудь российских законов или требований о лицензировании. Обмен валют «от человека к человеку» (P2P currency exchange)? Незаконная банковская деятельность, масса нарушений валютного законодательства и серьезные проблемы с антиотмывочными законами. Трансграничные денежные переводы с очень низкой комиссией? Это же сплошное финансирование терроризма — замучаешься пыль глотать, пока докажешь, что ты — не племянник Бен Ладена. Краудфандинг? В принципе, не запрещено, но есть множество нюансов, делающих эту деятельность слишком сложной и дорогой. И так везде: за что ни возьмись — либо прямой запрет, либо сложные, долгие и дорогие процедуры получения лицензий и разрешений, либо избыточная сложность работы из-за госрегулирования.

Финансовый бизнес излишне зарегулирован во всем мире, это не российская особенность. Власти всех стран хотят иметь абсолютный контроль над деньгами своих граждан. Но до некоторых из них уже начало доходить, что технологии неизбежно разрушат современную финансовую систему. Поэтому у регуляторов есть выбор: возглавить эти перемены и получить выгоду от уже идущей революции или до последнего бороться с изменениями, оказавшись в итоге погребенными под завалами разрушенных банков и национальных валют.

Одни сажают инноваторов в песочницу, другие — в тюрьму. Те, кто хотя бы немного помнит историю развития технологий, прекрасно понимают, кто в итоге окажется лидером нового мира, а кто — странным недоразумением где-то на задворках цивилизации.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции