Дума приняла закон об исключении части информации о военнослужащих из кредитной истории. Факт малозначительный, если не принимать во внимание, что, возможно, депутаты запустили цепную реакцию, которая уничтожит все.

Депутаты ГД, как это говорится, «в первом чтении и в целом» приняли закон. Согласно этому закону военнослужащие, за которых ипотеку платит государство, – не субъекты кредитной истории. Информацию о кредитах по накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих из кредитной истории предлагается исключить.

С одной стороны – логично. Платит Минобороны, при чем тут конкретные лейтенанты Ивановы и подполковники Петровы? А еще парламентарии полагают, что новый закон обезопасит данные военных. Предупредит (а почему бы и нет) утечку информации о численности военных, их паспортах и местах дислокации. Иными словами, а вдруг «стервятники» из НАТО взломают базы данных бюро кредитных историй и поймут, какая в России военная часть где стоит, сколько в ней офицеров и какова примерная численность личного состава, боевой и вспомогательной техники.

С другой стороны, этот закон похож на ту самую маленькую костяшку домино, которую толкают легонько, и через несколько качаний она валит здоровенный бетонный блок. Потому что это прецедент. Закон перестал быть единым для всех, в нем появилась прореха исключения. Дальше что?

Какая-нибудь вновь созданная Национальная гвардия скажет: «А зачем «ястребам» из Пентагона знать, где мы дислоцируемся и сколько нас? Незачем. Это угроза безопасности президенту вообще-то. Национальной безопасности угроза». И бюро кредитных историй похудеет еще на 400 тыс. историй.

Потом подтянутся другие силовые ведомства. Потом ведомства не силовые. Потом отдельные личности и в порядке строгого исключения. Потом думцы устанут делать поблажки разным категориям граждан – а мы что, рыжие? — и примутся за себя.

И кредитная история из инструмента оценки финансовой состоятельности и платежной дисциплины превратится в очередной короткий поводок, на котором держат исключительно незащищенные и непривилегированные слои населения. Не населения даже, а так… электората, народной массы (терпеть не могу этого словосочетания).

Тенденция дрянная. Она из разряда (якобы) замены имен сыновей генерального прокурора на непонятные буквосочетания в Росреестре, а также исчезновения оттуда данных о собственности отдельных государственных чиновников.

Когда исключения становятся правилом, в изначальном правиле пропадает всякий смысл. Не хотели, чтобы кредитная нагрузка, которой на самом деле нет, давила на плечи конкретных лейтенантов Ивановых и подполковников Петровых? Ну и договорились бы, что это не кредиты вовсе, а так, взаимозачет с государством. Корежить рабочий инструмент по всякому удобному и неудобному случаю – идея очень плохая.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции