Банкиры наивно полагают, что банк — это самостоятельная и самоценная экономическая единица, созданная ими ради получения прибыли. На самом деле банк в основе своей — всего лишь служба, помогающая нам более комфортно распоряжаться нашими деньгами. При этом сами по себе деньги в общем-то никому не нужны, необходимо лишь то, что на них можно купить.

Получается, что если считать деньги производной от товаров, то банк — это производная от производной. То есть нечто довольно условное и зависимое от множества куда более материальных вещей. Поэтому совершенно неправильно считать банки важнейшими узлами экономической жизни. Может быть, пора указать им их истинное место под солнцем — где-то между авторемонтной мастерской и рекламным агентством?

Попробуем представить, что нам на самом деле надо от банка и как сделать так, чтобы простой «сервисный» банк не превратился в монстра, пожирающего наши деньги, время и нервы. Быть может, я несколько преувеличиваю, но проблема оторванности финансовых учреждений от реальных интересов потребителей очевидна, и что-то с этим делать надо.

У банка как финансового агента семьи или отдельного человека по большому счету две основные функции: по краткосрочному хранению денег (с возможностью управления ими) и обеспечению долгосрочных сбережений.

В рамках первой функции, на мой взгляд, не может быть и речи о каком-либо использовании средств клиентов. Деньги должны храниться банком в полном объеме с правом мгновенного доступа и передаваться третьим лицам по распоряжению клиента без задержек. Естественно, это требует некоторых расходов со стороны банка, поэтому такое хранение должно быть платным — как аренда сейфа.

Ничего нового в этом нет — речь идет об обычном текущем счете, к которому может быть привязана карточка, интернет-доступ, сейфовая ячейка и что угодно еще. Разница с нынешним положением дел только в том, что эти деньги юридически и фактически отделены от инвестиционных средств клиентов. Более того, они юридически принадлежат вкладчику, и банк не может их «трогать» кроме как по распоряжению вкладчика или забирая свой процент за обслуживание. Сейчас это не так — юридическая принадлежность денег, внесенных на депозит, законами определена довольно смутно, как и само понятие «деньги». Мол, и так все понимают, о чем речь.

Вторая функция интереснее. Деньги — это не только средство платежа, обмена и мера стоимости, но и средство накопления. Все мы хотим иметь новую квартиру, машину, обучаться в платном вузе или накопить на «обеспеченную старость», то есть время, когда можно жить, не работая и не зарабатывая. А для этого надо иметь возможность отказаться от использования имеющихся денег на довольно долгий срок, вплоть до десятков лет.

Жизнь показывает, что современная финансовая система не приспособлена для сбережений. Инфляция, кризисы и частая смена экономической политики дурно влияют на накопления. Если говорить о длительных сроках, то человеку во время активной жизни приходится тратить на сбережения больше денег (в реальном выражении), чем он сможет потом вернуть в виде «пенсии». Счастливые исключения остаются исключениями, в глобальном масштабе же ситуация довольно печальна.

Заметим, потеря сбережений происходит не только из-за естественной для необеспеченных денег небольшой инфляции, но и из-за периодических катаклизмов на финансовых рынках. Если бороться с естественной инфляцией невозможно, не поменяв всю финансовую систему, то попытаться избежать разовых ударов по накоплениям можно. Обратим внимание, что банки в первую очередь теряют деньги на операциях на финансовом рынке. То есть там, где из денег делают деньги. Если не позволить банку заниматься такой деятельностью, то и потерять свои сбережения не получится.

Что же остается? Есть масса малоприбыльных, но весьма надежных при правильном подходе занятий для банка. Та же ипотека без игр с секьюритизацией и с жесткими условиями для заемщиков. Лизинг оборудования для крупных и успешных компаний. Факторинг на выгодных условиях. Обменные операции с клиентской наличной валютой (не игры на курсах, а заработок на спреде в обменниках). Обслуживание клиентских операций с драгоценными металлами. Сдача в аренду сейфов. Консультационные и аналитические услуги. И это только то, что приходит в голову в первую очередь.

Очевидно, что при желании разориться можно и на этих операциях. Но «желание» такое возникает только при условии наличия посторонних акционеров, требующих от менеджмента высокой прибыльности. Если таких акционеров у банка нет, то и риск излишне активного управления минимизируется. Лучше бы, конечно, чтобы акционеров (точнее, выгодоприобретателей) не было вообще, но в современной ситуации добиться такого положения вещей довольно сложно. Компромиссным вариантом мне представляется организация такого банка в виде чего-то похожего на паевой инвестфонд. То есть фактическими владельцами банка становятся его же вкладчики, нанимающие менеджеров для обеспечения стабильности и минимального развития. И следящие, чтобы наемники не увлеклись зарабатыванием денег.

Проще говоря, придерживаясь логики наших рассуждений, мы изобрели хоть и слегка модифицированный, но в целом давно известный «велосипед» — классический сберегательный банк (без кавычек и с маленькой буквы). Предельно консервативный, предельно осторожный, зарабатывающий мало денег, но и выплачивающий минимальный (устраивающий вкладчика) процент. Предельно надежный.

По современным меркам это какой-то антиквариат из романов XIX века. Но быть может, именно сейчас пришло время на новом витке спирали, с новыми технологиями и новым видением ситуации вернуться к классическим и хорошо отработанным схемам? В любом случае такой подход более реалистичен, чем возвращение золотого стандарта или кардинальное изменение всей финансовой системы. И он сработает.