На страховом рынке происходят поистине революционные изменения. И это не преувеличение: такой интенсивности технологических, регулятивных, институциональных новаций не было раньше, пожалуй, за всю историю развития рынка. Даже на XXV Международном финансовом конгрессе в Санкт-Петербурге, который всегда фокусировался на банковской тематике, этой теме посвящен круглый стол.

Сами участники рынка часто пугаются таких масштабных перемен, и опасения их можно понять. Новации — это перестройка процедур и новые издержки (а в кризис это очень чувствительный вопрос). Но перемены нужны. Практически все они в долгосрочном периоде дадут позитивный эффект всему рынку.

Отметим несколько ключевых перемен.

Первое: бюро страховых историй. Трудно переоценить позитивный эффект этого института. Причем БСИ уже заработало без госинвестиций. Очень скоро статистика и аналитика бюро позволит реально бороться с мошенничеством и повысить эффективность риск-менеджмента.

Всероссийский союз страховщиков также с пониманием относится к ужесточению барьеров входа на рынок и более жесткому контролю финансовой устойчивости и качества активов страховщиков. Борьба против «рисования» активов, занижения резервов — это общая задача рынка и регулятора, чтобы страхование стало действительно устойчивым бизнесом. Есть, как всегда, и нюансы: например, чрезмерное ужесточение лимитов на некоторые вполне надежные виды активов может нарушить хрупкий баланс. По моему мнению, сильное ограничение вложений страховщиков в ту же недвижимость (если это нормальные активы с адекватной оценкой) будет противоречить международной практике. Но выявлять и наказывать явную фальсификацию надо, и докапитализация рынка должна быть завершена в течение не более двух лет.

В связи с этим актуальным вопросом является внедрение санаций страховщиков с подключением к этому процессу АСВ. Это реальный механизм снятия напряжения с относительно крупными и системно значимыми компаниями, испытывающими проблемы с активами, с капиталом. В этом случае не пострадают клиенты, не будет нанесен репутационный ущерб рынку.

Механизм санаций очень активно применялся для банков. Результаты неоднозначные. С одной стороны — повышение доверия к рынку, меньше панических настроений в случае крупных проблемных банков, сохранение рабочих мест, инфраструктуры, клиентской базы. С другой — большие расходы на процедуры, недостаточная прозрачность.

При внедрении этой процедуры для страховщиков необходимо избежать уже отработанных ошибок, а также обязательно сделать санации экономически оправданными для санатора. У банков есть важный элемент — очень длинные дешевые кредиты под санации. Что-то подобное нужно и для страховщиков.

Еще одна тема — национальная перестраховочная емкость. Конечно, она нужна. Наша позиция заключается в том, что обязательная 10-процентная цессия искажает нормальный рыночный механизм — а перестрахование должно оставаться рыночным и эффективным. Хотя тема размещения санкционных, нестандартных, крупных рисков — это назревшая и перезревшая тема. Все страны БРИКС, кроме России, обладают такой системой. Главное здесь — не сделать ее обременительной для рынка, ведь так можно нивелировать положительный эффект.

И конечно, эта емкость не может в перспективе рассматриваться исключительно как внутрироссийская тема. Национальная перестраховочная емкость — важнейший фактор международных конкурентных преимуществ российского страхования. Именно так и надо выстраивать систему сразу, не делать ее закрытой.

Дигитализация рынка также активно внедряется «сверху», и это, видимо, правильно. Так быстрее страховщики смогут внедрить электронный документооборот и электронные продажи (а это в конечном счете – снижение издержек, удобство для клиента, совершенно новый уровень оперативности и учета). Это касается не только ОСАГО. Но регулятор хочет сделать именно ОСАГО авангардом дигитализации. Это сложно, так как рынок обязательной автогражданской ответственности снова генерирует массу проблем. С ними надо разбираться, а параллельно и еще и переходить на электронный формат — не все компании выражают энтузиазм на этот счет. Тем не менее я верю, что через несколько лет электронные продажи — и в ОСАГО, и в коробочных продуктах в имуществе и личных видах страхования — займут заметную нишу. Сейчас онлайн-продажи по всему рынку — менее 1%. Но это можно быстро изменить. Электронный документооборот, в том числе и с регулятором, — вот за что мы голосуем двумя руками.

И конечно, как говорится, last but not least, страхование жизни. Уже дали эффект налоговые изменения, рынок бьет рекорды роста. Причем этот рост здоровый, он радует и нас, и регулятора. Останавливаться на этом нельзя. Страхование жизни — инвестиционный ресурс, его развитие приоритетно, целый ряд инициатив, особенно unit-linked (страхование жизни с инвестиционной составляющей. — Прим. ред.), ждут своего внедрения.

Мы ждем от ЦБ большой активности не только в рестриктивных мерах, но и в том, что мы отмечаем и за что благодарны, — во внедрении, можно сказать, «принуждении к инновациям».

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции