В этом году государство собирается приватизировать акции «Роснефти», «АЛРОСы», ВТБ и «Башнефти». Однако российские активы в условиях экономического кризиса и санкций явно недооценены. Разместить активы за рубежом не удастся из-за санкций. Поэтому государству вряд ли стоит торопиться с приватизацией и терять прибыль.

Растущий дефицит бюджета — 2 трлн рублей, или 2,4% ВВП за 2015 год; 1,2 трлн рублей, или 4,7% ВВП за январь — апрель 2016 года — вызывает закономерное желание как-то пополнить казну. Пока дефицит бюджета финансируется из «заначки» — за счет средств Резервного фонда. В 2016 году из Резервного фонда на финансирование дефицита бюджета планируется потратить 2 трлн рублей. При таком темпе бюджетных трат Резервный фонд может исчерпаться уже в 2017 году.

Самый простой и наивный способ профинансировать дефицит бюджета — включить станок и напечатать денег. Как советует советник президента академик Сергей Глазьев. Но эта идея чревата ростом инфляции.

Можно профинансировать дефицит за счет роста налогов, но это чревато ростом недовольства «ширнармасс», что неудобно в преддверии думских выборов.

Можно занять деньги. Например, в иностранной валюте. И такую попытку Минфин предпринял в конце мая. Пока вместо желаемых 3 млрд долларов удалось разместить десятилетние евробонды на сумму всего 1,75 млрд долларов. Причем заняли относительно дорого — под 4,75% годовых. Однако и такое размещение в условиях антироссийских санкций, когда госорганы США и ЕС оказывали давление на иностранных инвесторов с целью предотвратить их участие в размещении, можно расценивать как успех. Вполне профессионально сработал единственный организатор сделки — российский инвестиционный банк «ВТБ Капитал».

Также можно профинансировать дефицит бюджета за счет займов в рублях на внутреннем рынке. С начала года Минфин разместил ОФЗ на сумму 478 млрд рублей.

Наконец, можно профинансировать дефицит бюджета за счет приватизации госимущества. В этом году в программу приватизации вошли принадлежащие государству акции «Роснефти» (19,5%), «Башнефти» (50,1%), «АЛРОСы» и ВТБ (по 10,9%).

Однако с учетом не слишком удачного эксперимента с размещением евробондов понятно, что продажа акций крупных компаний вряд ли будет более успешной. Российские активы сейчас явно недооценены. Например, обыкновенные акции Сбербанка перед кризисом 2008—2009 годов стоили 4 доллара, сейчас — 2. Индекс РТС перед тем кризисом пробивал уровень 2 300 пунктов, а сейчас он едва выше уровня 900.

До нормализации ситуации, до снятия хотя бы значительной части антироссийских санкций проводить столь масштабную приватизацию преждевременно. Пример с размещением суверенных евробондов показал, что продать акции в Лондоне или Нью-Йорке просто не дадут, хотя продажа акций и не подпадает под санкции. Россия может рассчитывать разве что на азиатские рынки — стран Персидского залива, Китая и т. п., но это очень специфические покупатели. И пока они не проявляют существенного интереса к российским активам.

Кроме того, непонятно, кто в условиях экономического кризиса может, в отсутствие иностранных инвесторов, купить столь большие объемы госактивов. Пожалуй, единственным покупателем могут быть те структуры, которые имеют фактически неограниченный доступ к госсредствам, например госбанки. Но это будет означать абсурдную и никому не нужную приватизацию за счет средств самого государства. Идея с участием в приватизации негосударственных пенсионных фондов — залатать бюджет с помощью денег пенсионеров — представляется достаточно опасной и недальновидной. Акции — слишком рисковый инструмент для инвестиций пенсионных средств.

Понятно, что после отмены санкций возобновится мощный спрос на российские активы. Поэтому государству вряд ли стоит торопиться с приватизацией и терять прибыль. Приватизировать акции в этом году — все равно что выкапывать посаженную вчера картошку только потому, что кушать хочется. Лучше немного подождать. И при этом максимально способствовать отмене санкций.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции