На площадках Санкт-Петербургского экономического форума в этом году основной темой макроэкономических дискуссий был экономический рост, вернее сказать, дефицит роста как в российской, так и в мировой экономике. Заметно более низкие темпы роста мирового хозяйства последних лет по сравнению с предкризисным периодом получили название «новая нормальность», основой для которой являются рекордные уровни протекционизма, снижение темпов роста производительности труда, демографическая проблема и целый ряд других факторов. Одной из проблем, которая до недавнего времени оставалась в тени в контексте диагностики причин замедления мировой экономики, является социальное неравенство. И как показали обсуждения на панельной дискуссии форума «Социальное неравенство как катализатор нестабильности», возможно, именно в этой проблеме корень бед российской и мировой экономики.

Среди международных финансовых организаций проблему неравенства и ее влияния на экономический рост одним из первых поставил ребром МВФ — по оценкам экономистов фонда, рост на один процентный пункт доли доходов населения с низким и средним уровнем в течение пяти лет приводит к ускорению экономического роста почти на 0,4 п. п. В то же время такой же рост доли доходов наиболее благополучных слоев населения приводит к сокращению темпов роста ВВП почти на 0,1 п. п.

Высокий уровень неравенства может стать негативным фактором для развития финансового и банковского сектора. Как свидетельствуют исследования международных финансовых организаций, неравенство доходов способствует росту спекулятивной составляющей на финансовых рынках, что приводит к высокой волатильности и кризисным явлениям. Это, в свою очередь, снижает возможности для генерирования «длинных денег» и удлинения горизонтов планирования для инвестиций. Высокое неравенство также негативно влияет на политическую и экономическую стабильность, что подрывает доверие к финансовым институтам, в том числе и банковской системе. В контексте развивающихся рынков экстремально высокие уровни неравенства доходов приводят к сочетанию низкой доли сбережения у беднейших слоев и высокому оттоку сбережений за рубеж наиболее благосостоятельных, что снижает потенциал наполнения банковской системы сбережениями населения.

Как показали обсуждения в рамках панельной дискуссии по неравенству на форуме, и ОЭСР, и Всемирный банк разделяют опасения МВФ относительно воздействия данной проблемы на экономический рост. По данным ОЭСР, уровень неравенства доходов в странах данной организации достиг рекордных уровней с начала 80-х годов прошлого века. Всемирный банк, в свою очередь, отмечает высокий уровень неравенства не только в развитых странах, но и в крупнейших развивающихся, в том числе и в России, которая по уровню неравенства доходов вплотную приблизилась к США и заметно превысила европейские показатели. Проблема неравенства также обостряется в Китае, где уровень неравенства доходов заметно вырос в последние десятилетия и превысил показатели Соединенных Штатов.

Примечательно, что в нынешних кризисных условиях из всех экономических моделей мировой экономики в числе наиболее успешных признается относительно более эгалитарная скандинавская модель. Если посмотреть на страновые рейтинги и показатели неравенства доходов, получится следующая картина:

— четыре из пяти стран Северной Европы в десятке стран с самым низким уровнем неравенства в мире (Швеция также близка к группе стран с самым низким уровнем неравенства);

— страны Северной Европы показывают относительно более высокую устойчивость к кризису по сравнению с другими частями Европы. Так, экономический рост в Швеции в 2015 году составил 4,1%, в текущем году прогнозируется на уровне 3,5%;

— практически все страны Скандинавии в лидерах рейтингов «человеческого капитала» — в первой десятке четыре страны Северной Европы, при этом Финляндия и Норвегия занимают первое и второе места в мировом рейтинге соответственно.

За примерами успехов в борьбе с неравенством необязательно ходить в «дальнее зарубежье» — одним из примеров успешного сокращения неравенства на территории бывшего СССР является Казахстан, где с 2001 года индекс Джини (от 0 до 1, при этом более высокие значения индекса отражают повышение уровня неравенства) снизился с 0,35 до 0,26 в 2013 году. Одновременно Казахстан существенно опережал РФ по темпам экономического роста и практически сравнялся с ней по уровню заработной платы и ВВП на душу населения. В основе снижения уровня неравенства в Казахстане лежат меры по диверсификации экономики, в том числе за счет развития финансового сектора и «человеческого капитала».

Опыт стран, успешно снизивших уровни неравенства, как и неудачный опыт в этой сфере, свидетельствуют о том, что одним махом такие системные диспропорции не исправить. Проблема социального неравенства в Российской Федерации отражает целый комплекс дисбалансов, таких как неравенство между регионами, отраслевые разрывы, структурные дисбалансы: доля МСП в производстве, занятости и экспорте остается значительно ниже, чем в большинстве развитых и развивающихся стран.

В этих условиях набор мер для смягчения проблемы неравенства должен включать в себя:

— в монетарной сфере: снижение инфляции, которая в значительно большей степени негативно сказывается на благосостоянии беднейших слоев населения;

— в бюджетной политике в области доходов: введение прогрессивной шкалы налогообложения;

— в бюджетной политике в области расходов: увеличение доли расходов на развитие «человеческого капитала»;

— структурные меры: увеличение занятости в МСБ, диверсификация регионального и отраслевого развития.

Все вышеуказанные меры способны лишь в некоторой степени скорректировать диспропорции в экономике и могут восприниматься как необходимое, но недостаточное условие решения проблемы неравенства. Гораздо более важным аспектом решения проблемы неравенства является достижение равенства возможностей как основы для социальной мобильности и честной конкуренции.

Проблема мировой экономики сегодня заключается в том, что неравенство доходов, помноженное на неравенство возможностей, приводит к постоянному воспроизводству нарастающих диспропорций в доходах различных слоев населения. Именно об этой опасности предупреждал один из родоначальников экономической теории капитализма Адам Смит. Экономист, который считается сторонником свободной торговли и невмешательства государства в экономику, в то же время отмечал и слабости капиталистической системы, в рамках которой неравенство может прирастать кумулятивно за счет высоких диспропорций в доходах населения: «При капитализме чем больше у тебя денег, тем проще делать деньги, и чем меньше — тем сложнее. Везде, где есть значительная собственность, существует значительное неравенство», — писал Смит в книге «Богатство народов».

В конечном итоге некоторая доля неравенства доходов является таким же двигателем конкуренции, как равенство возможностей является фундаментом устойчивости экономического роста и развития. По-настоящему успешными в области модернизации были те страны, которые концентрировались не столько на перераспределении доходов, сколько на расширении круга возможностей и создании условий для равного доступа к их использованию.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции