На днях ЦБ одобрил упрощенную процедуру обмена валют. Теперь до 40 тыс. рублей можно обменять без паспорта, прежде эта сумма составляла 15 тыс. При обмене до 100 тыс. рублей применяется упрощенная идентификация клиента. Правда, что под этим подразумевается, в законе не уточняется. По всей видимости, паспортные данные обменивающего лица не заносятся ни в какие базы, потому что никаких других средств идентификации личности, кроме проверки паспорта и занесения его данных в специальный реестр, обменным пунктам просто не доступны. Вроде бы это обычное стремление органов государственного регулирования к упрощению важных для населения финансовых процедур. Однако скорость, с которой был принят соответствующий нормативный акт, и поддержка ЦБ (учитывая, что в последние два года мегарегулятор вел себя крайне консервативно) наводят на мысль о том, что это сделано неспроста.

Сейчас, помимо геополитического давления, всемирной экономической нестабильности и низких цен на нефть, рубль находится под давлением еще и внутренних факторов. Прогнозы Министерства экономического развития о том, что Россия может выйти из рецессии уже в 2016 году, а по итогам первых пяти месяцев спад в экономике ограничится 1%, пока ничем не подкреплены: объемы кредитования как падали, так и падают, фондовый рынок не ожил, а долговой рынок за эти же пять месяцев показал весьма не впечатляющую динамику. В минусе остается и большая часть секторов реальной экономики, а индекс потребительской уверенности в июне по отношению к аналогичному периоду в 2015 году снизился на 4%. В этих условиях рубль логичнее было бы защитить, нежели отдать на растерзание валютным спекулянтам с наличными в кармане. Однако сделано было как раз противоположное.

Можно предположить, что причиной такого шага могло стать стремление убедить россиян в растущей крепости рубля. Как известно, как только власти вводят ограничения на обмен валюты, население немедленно бросается скупать доллары. Так было в 1998-м, в 2009-м и даже в 2014 году. Если же наступает либерализация валютных отношений для физических лиц, это, по логике вещей, должно снизить ажиотаж. И повальных спекулятивных сделок, осуществляемых физическими лицами, не должно происходить. Тогда возникает логичный вопрос: почему это нужно было сделать именно сейчас, когда у рубля есть все шансы существенно ослабеть?

23 июня состоялся референдум по выходу Великобритании из ЕС, который уже наделал больше шума, чем все инициативы ФРС и ЕЦБ за последний год вместе взятые. Логично предположить, что ЦБ готовится к девальвации рубля и успокаивает население, пытаясь либерализацией убедить уже изнервничавшихся россиян в том, что любое ослабление – временно. Правда, в мире подобных прецедентов никогда не было, и либерализация обмена наличных денег – весьма рискованная затея.

Относительная стабильность на валютном рынке РФ может прерваться в любой момент – на нее может повлиять любой из крупных макроэкономических факторов, как то цена на нефть, повышение ставки ФРС, новые санкции со стороны Европы и США, резкое падение экономики Китая… По сути, слабая макроэкономическая статистика из Поднебесной уже минимум трижды за 2016 год «роняла» рубль на 1,5–2 рубля в день. Если мы говорим об электронных торгах, суммы, которые там фигурируют, в любом случае учитываются коммерческими банками, обслуживающими трейдеров. Когда же мы говорим о спекуляции на валюте посредством обменников, речь идет о нигде не учитываемых миллиардах рублей в день. У этого механизма есть все шансы повлиять на состояние рубля, и если не возглавить его ослабление, то усугубить-то уж точно.

Можно также предположить, что ЦБ готовится к снятию санкций с России. А это означает, что новые валютные финансовые потоки хлынут в Россию, укрепив рубль. Значительное укрепление рубля ЦБ и Минфину не выгодно – это увеличит «дыру» в бюджете. Стало быть, сделав обмен валют более либеральным, регулятор таким образом может нивелировать укрепление национальной валюты. Чтобы люди бросились покупать доллары, достаточно всего лишь трех-четырех валютных интервенций, направленных на снижение валютной ликвидности.

Важно и то, что совсем недавно глава Банка России Эльвира Набиуллина отметила, что необходимо пересматривать денежно-кредитную политику в стране, поскольку экономика быстрее адаптировалась к внешним шокам, чем рассчитывал регулятор. Так что, возможно, это первый шаг к либерализации финансовых отношений.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции