Развитые страны все глубже уходят в эру отрицательных ставок. И хотя такая революция проходит относительно спокойно, сдвиги могут серьезно изменить ландшафт мировой финансовой системы.

Формально удержался на краю ЕЦБ (ставка по операциям кредитования европейского регулятора осталась на нуле, в отрицательную зону -0,4% ушла только ставка по депозитам), однако Банк Японии с января 2016 года размещает средства под отрицательную ставку (-0,1%), таргетируемая ставка по займам в Швейцарии составляет -0,75%. Как ни странно, удержались от ухода в минус те, кого так часто ругают за печатание денег, а именно США. ФРС заявила, что необходимо более детально изучить механизмы влияния отрицательных ставок на экономику, а также, благодаря стабильному улучшению на рынке труда и в экономике на протяжении последних лет, даже перешла к повышению ставок в декабре 2015 года.

Таким образом, в сухом остатке, активно продолжают печатать деньги ЕЦБ и Банк Японии, причем на фоне того, что они готовы предоставлять банкам средств больше, чем потом получить назад. Массированная накачка мирового рынка ликвидностью привела к тому, что с отрицательной доходностью торгуются 10-летние государственные бумаги Японии, Швейцарии и Германии. То есть инвесторы готовы доплатить (а не получить доходность), лишь бы держать эти бумаги. Возможные последствия Brexit лишь усугубили повсеместное снижение доходностей.

Конечно, все это ставки для банков. Для розничного сектора отрицательных ставок нет, и вряд ли в данном сегменте они смогут установиться – население просто заберет накопления из банков. Хотя, если посмотреть на депозиты в Европе, приток средств населения и компаний в банки продолжается. То есть даже фактически околонулевая доходность в условиях отсутствия альтернатив не останавливает вкладчиков и не приводит к оттоку средств из европейских банков, однако переход к отрицательным ставкам для населения все же пока не представляется возможным.

Корпоративные клиенты, имеющие доступ к долговому рынку, уже вовсю ощутили на себе плюсы эры низких ставок – речь идет о крупных компаниях, способных разместиться на рынке. Для устойчивых компаний, планирующих долгосрочные инвестиции, сейчас самое время организовывать размещения. Даже долговые бумаги РФ, номинированные в долларах, торгуются с минимальными историческими доходностями, несмотря на санкции и низкую цену нефти.

К чему может привести такой стимулирующий подход мировых центральных банков? Ответ на этот вопрос зависит от срока, в течение которого будет действовать такая политика.

Во-первых, если период отрицательных процентных ставок растянется на десятилетия, то под удар ставится пенсионная и страховая система развитых стран, в которых выплаты финансируются за счет инвестирования ранее полученных взносов.

Во-вторых, такие ставки приводят к большему принятию риска – стремясь не потерять нажитое непосильным трудом, инвесторы уходят в те активы (или активы тех стран), где доходность остается привлекательной, то есть ставки по-прежнему положительные. А это, как правило, более рисковые активы, например развивающиеся рынки. В результате формируется устойчивый отток капитала с развитых площадок и переток в развивающиеся. И это не потому, что развивающиеся рынки показывают устойчивость, рост или высокое кредитное качество, а потому, что они просто обеспечивают хоть какую-то доходность. Такое принятие дополнительного риска большинством инвесторов будет продолжаться до тех пор, пока центральные банки не решат ужесточить политику – тогда с развивающихся рынков начнется такой же массированный отток. Эти «качели» могут привести к паническим распродажам и спровоцировать дефолт там, где его можно было бы избежать.

Однако, если смотреть на более приближенную перспективу года-двух, пока включенные печатные станки на развитых площадках на руку российской экономике. На фоне отрицательных ставок и массированной скупки ценных бумаг центральными банками внутрироссийские бюджетные проблемы на рубле никак не сказываются, доходности долгового рынка снижаются, и у государства есть шанс привести расходы в соответствие с доходами без роста процентных расходов на обслуживание долга.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции