Банк России планирует ограничить количество кредитов и их пролонгаций для заемщиков МФО с целью минимизации их кредитной нагрузки и принудительной «выемки» из долговой ямы. Хороша ли такая идея?

С одной стороны, очередная ограничительная инициатива регулятора не лишена логики и продиктована текущей ситуацией на рынке кредитования. Однажды обратившись в условную компанию «Деньгисразунужентолькопаспорт», граждане, и без того, как правило, обладающие повышенной долговой нагрузкой, охотно кредитуются там снова и снова. Направляя часть средств от каждого следующего займа на погашение предыдущего, уходя в длительные просрочки, накапливая штрафы, пени и т. д. Хотя, по статистике самих микрофинансовых организаций (например, по словам управляющего директора «Е заем» Лиги Трупы), доля заемщиков, обладающих двумя микрозаймами и больше, едва превышает 12%.

С другой стороны, пока непонятно, как это будет реализовано. МФО очень много. И даже те из них, которые будут играть по правилам профильных саморегулируемых организаций и которым поручено разработать и внедрить единый для всех участников стандарт работы на микрофинансовом рынке, обладают бесчисленным количеством продуктов. Некоторые из этих продуктов собственно кредитами назвать сложно. Те же беспроцентные займы «под 0%». Усугубить свою кредитную нагрузку дисциплинированный заемщик при помощи беспроцентного займа не может. Может недисциплинированный, но это отдельный разговор. Кредитуя заемщика с просрочками, МФО оценивает свои риски и принимает их. Таким образом, ограничение касается в первую очередь именно кредитора-МФО, а не заемщика, для блага которого все затевается.

Это его предпринимательскую деятельность ограничивают сверху (параллельно отыгрывая в сторону банков, для которых такого же ограничения не предусматривается). И это именно ему поставят условие о количестве займов и пролонгаций для одного клиента. Просто потому, что получать сведения обо всех займах во всех МФО – дорого и сложно. Ограничение «в штуках вообще» не сработает. Если не ввести еще одного ограничения, например, не заставить все МФО сдавать данные только в одно бюро. Де-факто большинство МФО работают с Национальным бюро кредитных историй. Но влезать в деятельность еще одной группы коммерческих структур – это уж слишком.

А правильнее было бы ограничить – если уж обязательно надо что-то там ограничивать, не дожидаясь момента, когда сам рынок расставит все по своим местам – потребительские свободы спасаемого заемщика. А заодно развить в нем чувство финансовой осознанности.

Как с налогами. Если бы граждане сами, своими руками, носили в инспекции свои декларации и, что важнее, деньги в реальных рублях, они бы знали, что никакие не 18%, во-первых, они отчисляют, а во-вторых, несколько по-другому посмотрели бы на расходование бюджетных средств.

Так и здесь. Приходишь в МФО или банк (почему бы и нет, если правила, то единые для всех участников рынка). А тебе говорят: «Стоп! Ваша нагрузка и так выше допустимого уровня по вашей группе доходов на столько-то пунктов. Мы не можем вам выдать кредит». Вот и все. Идешь восвояси, хлебавши несолоно, с нерешенными финансовыми задачами, зато будучи убереженным от долговой ямы и информированным, почему так и «за что».

Так не будет, конечно. Только перо регулятора вознесется над подобным проектом, в экономику тут же влезет политика. Снова. Тем более скоро выборы, зачем лишний раз народные массы расстраивать?

Но от этих мер было бы больше пользы, чем от предлагаемых выборочных, секторальных, с определенной точки зрения даже драконовских. Потому что в итоге мы получили бы информированного и умеющего оценивать свои шансы на заемные средства потребителя. А не потребителя вечно спасаемого, непременно за чей-то там счет.

А можно и просто немного еще подождать. И рынок все сделает сам.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции