На днях ВЦИОМ обнародовал данные опроса общественного мнения о материальных резервах — государственных и личных. Его результаты представляются странными и неожиданными: оказывается, люди до сих пор верят в то, что в случае проблем государство придет им на помощь, и не создают личных резервов.

Наличие резервов на черный день — один из базовых принципов финансовой грамотности. Можно спорить о том, в какой форме и в каком объеме эти резервы должны быть. Но сам факт того, что без них нельзя чувствовать себя хотя бы в относительной безопасности, очевиден. Резервы нужны, так как другой принцип финансовой грамотности гласит: «Спасение утопающих — дело рук самих утопающих». Можно рассчитывать на родственников, друзей, знакомых, добрых людей или даже на государство. Но в первую очередь человек (семья, домохозяйство) старается решить свои проблемы сам, за счет собственных средств и возможностей. Казалось бы, это совершенно очевидно, но свежий ВЦИОМовский опрос показывает, что не всем.

По данным исследования, 66% россиян вообще не создают резервов в виде сбережений и товаров первой необходимости и живут как птички Божии по принципу «будет день, будет и пища». Только 22% опрошенных имеют денежные сбережения, 19% — продуктовые запасы, 13% — запасы других важных товаров. При этом 90% населения считают, что в обозримом будущем в стране возможен экономический кризис, 85% не исключают теракт, 84% ожидают резкого роста цен на товары первой необходимости. Похожие цифры (но чуть меньшие) — по ситуации в конкретном регионе, где живет каждый опрашиваемый человек. То есть оценка рисков вполне здравая, но реакция на эту оценку, по сути, отсутствует.

Это противоречие решается простым образом. Оказывается, заботиться о личной экономической безопасности людей должно государство. В случае кризисных ситуаций (от стихийных бедствий до «нарушения в снабжении продуктами») обеспечивать население товарами первой необходимости должны власти: так считают 70—80% опрошенных. Впрочем, в этом еще есть какая-то логика (хотя есть и вопросы) — при крупном бедствии личные резервы могут не помочь, по крайней мере в первые часы и дни.

Интереснее, что 55—56% населения полагают, что государство должно распечатывать свои резервы в случае резкого роста цен на «жизненно необходимые товары» и при возникновении «кризисной ситуации в важнейших отраслях экономики», что бы это ни значило. А вот это уже непонятно. Получается, что если в магазине вдруг подорожала гречка, надо идти к чиновнику и требовать поставки крупы из госрезервов или хотя бы выплаты компенсации из бюджета?

Больше половины населения страны готово делегировать обеспечение своей экономической безопасности чиновникам — тем самым, которых те же люди ругают последними словами за равнодушие и некомпетентность, которым дают взятки, ни одному слову которых не верят. Фактически россияне готовы доверить всем этим прекрасным людям, цинично наживающимся на них же, свою жизнь и благополучие в сложной ситуации.

Подобный уровень доверия, в принципе, можно ожидать где-нибудь в Швеции, Финляндии или Люксембурге, где государство десятилетиями трепетно заботится о гражданах (за их же счет, правда). Но неужели жизнь в России не научила половину населения, что государство — не друг, не товарищ и не брат, а нечто совсем противоположное?

Единственный способ относительно уверенно чувствовать себя в российских условиях — иметь многоуровневую защиту от внезапных неприятностей — от счета в банке на экстренные расходы до домика в деревне где-нибудь в Словении, в зависимости от личных возможностей и потенциальных рисков. И, конечно, важна «социальная сеть» из родственников и друзей на случай совсем крупных проблем, с которыми сложно справиться без внешней помощи. Государство с его резервами в этом списке если и есть, то на каком-нибудь восемнадцатом месте, но уж точно не в качестве главного спасителя, даже на случай стихийного бедствия или техногенной катастрофы.

Пусть и небольшой, но все же оптимизм внушают тенденции, продемонстрированные в том же отчете ВЦИОМа. Несмотря на нынешние экономические трудности и общее обеднение населения, доля людей, создающих резервы, выросла с 30% в 2011 году до 34% сейчас. Правда, основной рост пришелся не на тех, кто сберегает деньги (с 20% до 22%), а на тех, кто запасает продукты (с 11% до 19%), товары первой необходимости (с 6% до 13%) и даже одежду (с 1% до 8%). С одной стороны, это говорит о растущей бедности, так как люди явно опасаются потери доступа к самым простым вещам. Но, с другой стороны, это показывает более здравое и разумное отношении к реальной жизни и имеющимся рискам, рост самостоятельности и независимости.

А там, быть может, эти более самостоятельные и независимые люди задумаются, кто, как и почему довел их до такой жизни.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции