Спустя полтора года после того, как им разрешили это делать, коммунальщики начали массово «сливать» в бюро кредитных историй информацию о злостных неплательщиках.

1 марта 2015 года вступили в силу поправки в закон «О кредитных историях». Среди прочего они разрешали передавать в бюро кредитных историй (БКИ) сведения о задолженности граждан не только банкам и не только перед банками. Например, службам ЖКХ. Но не первую же тысячу, которую гражданин забыл уплатить, конечно, а когда уже есть в отношении него судебное решение, и оно уже не исполнено. Спустя полтора года коммунальщики своим правом начали активно пользоваться.

Национальное бюро кредитных историй, которое входит в тройку крупнейших, приводит такую статистику: более 6 000 граждан со средним долгом перед предприятиями ЖКХ в 44 500 рублей теперь имеют запись о долгах перед коммунальщиками в своих кредитных историях. Причем это только 50 организаций из 10 регионов. А регионов в России 85. И несть числа коммунальщикам. Даже грубо если перемножить, получается около 50 000 по всей стране. Это десятые доли процента активных заемщиков, или население небольшого областного центра — как посмотреть.

Но суть не в этом. А в том, что подается это как очередная кампания борьбы за возврат четверти триллиона рублей долгов россиян за коммуналку. Кажется, даже эффективная. Мол, приходит гражданин с долгами по ЖКХ в банк, а ему говорят, что нет, никакого кредита он не получит, потому что за воду еще не заплатил. Формально так и будет. Возможно.

В реальности же гражданину откажут, потому что, кроме неоплаченных счетов за воду (газ, свет), у заемщика, которого коммунальщики уже сводили в суд и уже там выиграли, а он все равно не заплатил, не меньше трех открытых кредитов. И почти в 80% случаев платит он по ним тоже так себе. Это тоже сведения НБКИ.

И получается, что коммунальщики применили к неплательщикам очередную меру воздействия, но она оказалась зряшной, с точки зрения эффективности оплаты их услуг. Так и так кредит не дают, зачем «трепыхаться», гасить коммуналку. Хоть и 251 миллиард рублей на всех должны россияне за тепло, электроэнергию и такое вот все.

Больше того, огромная часть вообще не узнает, что у них там что-то изменилось в кредитной истории, потому что не в курсе за такой документ. Вот в принципе.

Возможно, кое-кто из неплательщиков будет неприятно удивлен, придя за микрозаймом. Обычно МФО не смущают сколько-то там действующих кредитов и даже небольшие текущие просрочки в них. Аппетит к риску все-таки повыше, чем у банков. Но и здесь большая часть выйдет относительно сухими из неоплаченной воды. А то микрофинансисты не знают, кого кредитуют?

Помогает обычно отключение того или этого. Но статистика показывает, что эта, крайняя (хотя и крайне действенная) мера применяется очень редко, в одном случае из 50–70. Потому что сложно отключить что-то одному конкретному жильцу многоквартирного дома. А отключать стояк 25 этажей, скажем, от холодной и горячей воды из-за одного человека, который вообще в это время, может, уехал к тете в Суздаль, минимум негуманно.

Не писать ли о долгах за ЖКХ в кредитной истории? Писать. Долги есть долги. Тем более по всем статьям «плохие». Это нужно банкам, это нужно страховщикам и даже работодателям для оценки перспектив ведения дел с человеком.

Писать ли о других долгах в кредитной истории – например, за телефонную связь, алименты и что там еще? Писать. Долги есть долги, etc.

Но не ждать чуда после этого. Не той ценности документ (пока, я надеюсь) для граждан кредитная история, чтобы прямо кинуться все исправлять, имея за плечами опыт уклонения от своих обязательств многомесячный, многолетний.

Чуда можно ждать, я не знаю… если в паспорт такие метки ставить. Но до этого все же не дойдет. Хотелось бы верить. Там уже следующий шаг – стальные медальки на шею…

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции