Финтех последовательно разрушает привычный банковский бизнес, заменяя то одно, то другое направление работы «классического» банка чем-то мобильным, очень умным, самообучающимся и более простым в использовании. Жертвой «инновационной армии» уже стали кредиты, инвестиции, переводы и платежи (а также вся масса сложных технологий, стоящих за этими операциями). Единственный крупный и популярный продукт, с которым не удалось сделать ничего по-настоящему нового, — депозиты. Разве что для открытия вклада теперь не всегда надо приходить в банк с «наличкой», а на набегающие проценты можно любоваться на сайте в режиме онлайн. Так себе инновации, честно говоря.

Попытки сделать что-то «технологичное» с депозитами, конечно, предпринимаются. Правда, в подавляющем большинстве случаев речь идет об очередной «системе достижения финансовых целей» со свиньей-копилкой или кошельком на логотипе и прочей геймификации — таких проектов уже десятки, если не сотни. Дело, конечно, хорошее, но для достижения финансовых целей надо иметь финансы и уметь придерживаться выбранного пути, а в качестве технического обеспечения подойдет и экселевская табличка или даже бумажка с ручкой.

Пожалуй, единственная более-менее свежая идея на этом рынке — приложение или сайт в качестве единой «точки входа» с возможностью открывать и закрывать депозиты во множестве банков без подписания договора. В Германии и некоторых других европейских странах такие сервисы есть: достаточно один раз пройти процедуру идентификации, после чего можно прямо на сайте положить деньги на вклад в одном из многих европейских банков, выступающих партнерами проектов. Если концепция взаимного доступа к продуктам банков сработает, это будет действительно новое слово в розничных финансах, но пока революции не видно даже на горизонте.

Что мешает предпринимателям преобразовать рынок вкладов?

Во-первых, все, что связано с госрегулированием. Вряд ли даже производство оружия и наркотиков настолько зарегулировано, как банковская деятельность. Государства хотят контролировать деньги, а через них — людей. Главные достижения в этой сфере — не компьютерные или финансовые решения, а юридические «технологии», позволяющие стартапу одновременно предложить что-то новое и остаться в рамках закона.

Во-вторых, мешают весьма скромные возможности для заработка. Технологические изменения на финансовом рынке начались в период крайне низких ставок в развитых странах. Если клиент получает 0,5% годовых (это еще хорошо, бывает и отрицательный процент), а банк — пару процентов сверх того, то стартапу просто некуда «вклиниться» в этих отношениях — его доход составит десятые, а то и сотые доли процента от суммы вклада. Да и конкуренции за деньги клиентов практически нет. Посреднику, каким бы «интеллектуальным» он ни был, нечего предложить — ни вкладчику, ни банку.

В-третьих, крайне сложно преодолеть консервативное отношение к депозитам со стороны клиентов. Получение и выдача кредитов всегда воспринимались как рискованные операции, поэтому люди и банки готовы брать на себя чуть больше риска за счет новых технологий в обмен на повышенный доход или удобство. Депозит же ассоциируется с надежностью, гарантией, доверием и минимальным риском.

Все эти проблемы решаемы — так или иначе, рано или поздно. Но есть еще одна причина, по которой мы, возможно, никогда не увидим революционные решения в области депозитов: долгосрочный и более-менее крупный вклад, о котором вообще стоит говорить, а не деньги на текущие расходы, — это признак либо богатого человека, либо экономически недоразвитого общества.

В развитых странах со стабильной экономикой и высоким уровнем социальных гарантий значимый запас денег «простому человеку» по большому счету не нужен. Крупные покупки делаются в кредит (на погашение которого уходит большая часть доходов), здоровье застраховано, текущие расходы относительно малы и тоже часто производятся в кредит (картой) с оплатой после зарплаты. Социальные выплаты достаточны, чтобы пережить период безработицы. Пенсионная система позволяет не откладывать деньги «на старость». Наконец, реклама и весь современный образ жизни заставляют тратить на потребление все, что есть, и даже больше. Если же свободные деньги все-таки остаются, они идут на инвестиции без посредничества банков.

Большая «подушка безопасности» в виде банковского вклада, сравнимого хотя бы с годовыми расходами семьи, требуется только там, где люди не уверены в завтрашнем дне: в странах со слабой экономикой, неработающими социальными гарантиями, низкими зарплатами. Но в таких условиях сложно строить инновационный бизнес, не говоря уже о том, что в подобных странах почти всегда очень плохой инвестиционный климат и непредсказуемая экономическая политика.

Похоже, само понятие «вклад» или «депозит» постепенно смещается туда, где уже обитают «наличные деньги», — в разряд устаревающих (хоть пока и живых) экономических концепций. Делать что-то новое на рынке, который в обозримом будущем почти полностью переместится в непривлекательные регионы, не имеет смысла. Поэтому розничный депозитный финтех такой скромный и скучный.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции