Представьте себе гигантскую базу данных, доступную любому пользователю, которая функционирует без централизованного руководства, причем не только на уровне государства, но и на уровне фирмы. Почти как публичная библиотека, только лучше и современнее. Это возможно.

Такая база уже существует и в развитых, и в развивающихся странах. Называется она «блокчейн». База создается пользователями Интернета, которые проверяют подлинность операций с криптовалютами и ведут их записи, а потом создают блоки записей операций (трансакций). Здесь нет посредников, как в случае классических банковских операций. Точнее, каждый пользователь может выступить в роли налоговика или нотариуса и проверить подлинность той или иной операции, а потом занести сведения о ней в базу данных. При этом персональные данные участников трансакций остаются тайной. Что интересно, успешных хакерских атак на блокчейн до сих пор не было.

Блокчейн, равно как и криптовалюты (полностью цифровые интернет-валюты, не эмитированные центральными банками либо казначействами каких-либо стран), являются одним из самых важных и, пожалуй, самых скандальных изобретений человечества в XXI веке.

В России отношение и к блокчейну, и к криптовалютам неоднозначное. В 2014 году глава Сбербанка Герман Греф на экономическом форуме в Давосе заявил: «Криптовалюты — это очень интересный международный эксперимент, который ломает парадигму валютной эмиссии. И их, определенно, не стоит запрещать, но следует попытаться понять, изучить и, возможно, начать правильно регулировать». В этом году один из руководителей Росфинмониторинга заявил, что не исключает лицензирования деятельности «эмиссии» криптовалют в России при условии одновременного запрета в нашей стране любых иностранных криптовалют, в том числе пресловутого биткоина. На эту инициативу быстро откликнулась российская корпорация QIWI заявлением о намерении в течение года запустить в России криптовалюту «битрубль» в противовес биткоину. Она уже занимается регистрацией соответствующего товарного знака.

Категорически против лицензирования криптовалют и их обращения в России высказываются чиновники Минэкономразвития, Минфина и Следственного комитета РФ. Более того, Минфин и Следственный комитет предлагают дополнить Уголовный кодекс РФ статьей об обороте денежных суррогатов, за который предлагается ввести наказание в виде крупного штрафа либо исправительных работ сроком до года, а если такой оборот осуществлялся в составе организованной группы — вплоть до лишения свободы сроком до двух лет.

Противники криптовалют опасаются, что их выпуск сделает ни в чем не повинных людей невольными участниками преступной группировки, процедуры отмывания нелегальных доходов либо даже финансирования терроризма. А как запретить преступникам манипулировать честными людьми на таком рынке, который никто не регулирует, пока еще никто не придумал.

В 2011 году мир был потрясен делом Silk Road — созданного и зарегистрированного в США сайта, на котором можно было анонимно купить или продать все что угодно, но только за биткоины. Формально это был обычный интернет-магазин, но, как оказалось, нелегально на этом сайте еще можно было торговать наркотиками и оружием. Сейчас сайт закрыт, а его владелец сидит в тюрьме. Кроме того, в 2016 году обанкротилась крупнейшая биржа криптовалют MtGox. Формальной причиной ее банкротства была названа хакерская атака, а фактической, возможно, стало то, что изначально эта биржа создавалась с не совсем честными целями.

Опасения критиков криптовалют понятны. Однако очевидно, что подавляющее большинство нелегальных операций, в том числе по финансированию терроризма, сегодня осуществляется с помощью обычных наличных денег. Но ведь пока никто не требует на этом основании запретить оборот наличности.

В России, кроме критиков и сторонников криптовалют и блокчейна, есть и «центристы». К таковым относится, прежде всего, Банк России. Глава Банка России Эльвира Набиуллина предложила разграничить понятия блокчейна и криптовалют. Если по отношению к криптовалютам стоит проявлять осторожность, то к блокчейну необходимо относиться серьезно. В будущем такая технология может быть использована не обязательно в сфере денежного обращения, но и в других сферах — например, при создании «электронного правительства».

Глава Минкомсвязи Николай Никифоров заявляет, что в течение ближайших 5—10 лет технология блокчейна нуждается во внимательном изучении: в дальнейшем она может помочь экономике, взаимоотношениям государства и общества. Более того, в дискуссию недавно включился даже президент России Владимир Путин, заявивший, что такая технология требует изучения, но проблема подобных криптовалют в том, что они ничем не обеспечены. Вместе с тем президент допустил использование «коинов» (криптовалют) как денежного эквивалента на «отдельных сегментах платежей и расчетов».

Так что же ждет блокчейн и криптовалюты в России? С моей точки зрения, у них есть долгосрочные перспективы. Тем более что технологией блокчейна заинтересовались на государственном уровне. В России, как правило, многие инициативы относительно внедрения и использования новейших технологий идут от государства, что отчасти препятствует прогрессу. С другой стороны, для любого полезного стартапа необходимы деньги, причем реальные, а не виртуальные. Именно государство может найти технологии блокчейна неплохое применение и инвестировать средства в ее внедрение в разных сферах.

Более того, теоретически развитие новых систем платежей и расчетов могло бы помочь России в определенной степени застраховать свою финансовую и денежно-кредитную систему от негативного влияния долларизации и, в конечном счете, от сильного влияния США на нашу экономику и финансовый сектор.

Но получится ли это у нас? Думаю, может помешать наша психология. С одной стороны, наш консерватизм и нежелание что-либо менять (к чему примешиваются устойчивое недоверие и даже ненависть к слову «реформа», сформировавшиеся с 90-х годов прошлого века). С другой стороны, мы, к сожалению, слишком активны и любопытны в том, что касается возможности быстро и легко заработать деньги или получить прибыль без особых усилий.

Позволь нашему народу самостоятельно эмитировать деньги, так у нас такое напечатают, что никакая экономика не выдержит, — будут утверждать скептики. И, увы, не без оснований (вспомним, как легко наши граждане расставались с последними деньгами в 1990-е годы, будучи обманутыми обещаниями сказочных доходов от МММ). Поэтому осторожность у регулирующих денежное обращение органов власти всегда будет на повестке дня.

Эти два свойства нашей психологии могут в дальнейшем мешать внедрению прогрессивных технологий денежного рынка. Однако это противоречие может быть разрешено по мере развития интернет-технологий в нашей жизни. Сегодня почти у каждого пользователя Интернета есть свой виртуальный «дом» хотя бы в одной социальной сети. Многие пользователи, особенно молодые, крайне редко ходят в обычные магазины, предпочитая им покупки через Интернет. Даже в кризисном 2015 году доля интернет-экономики в российском ВВП в 2015 году увеличилась с 1,7% до 2,3%. И если сегодня нам купить товар в Интернете уже проще, чем пойти в обычный магазин, не исключено, что через 5—10 лет, как прогнозирует Минкомсвязи, каждый пользователь Сети сможет принимать участие и в операциях блокчейна.

Вопрос в том, как скоро эту инициативу власти сумеют направить в конструктивное русло, позаботившись о безопасности совершения виртуальных операций с деньгами.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции