Год назад в статье «Финансовая политика: Ястребы и голуби» («Ведомости», 12 февраля 2008 г.) я написал: «Мы расцениваем угрозу перегрева российской экономики как минимальную. Основные угрозы — рост инфляции и возможность кризиса ликвидности». Кризис ликвидности случился через 7 месяцев после публикации. Рост инфляции продолжается, однако пока он не представляет угрозы для национальной экономики. Перегревом экономики и не пахнет, скорее можно говорить об ее переохлаждении.

Основные группы интересов в российском истеблишменте остаются прежними: «ястребы» — за ужесточение финансовой и экономической политики, «голуби» — за ее смягчение. По одну сторону баррикад — те, кому надо сводить концы с концами в бюджете, по другую — лоббисты всех мастей. «Ястребы» сокращают бюджеты министерств и ведомств, изымают деньги у госкорпораций (у «Роснанотехнологий» — 85 млрд рублей, у Фонда поддержки ЖКХ — 75 млрд рублей).

Забирая у одних, щедрой рукой дают другим. «Голуби» ухитряются выхватывать сотни миллиардов государственных денег. В первую очередь облагодетельствованы были банки. За период кризиса доля ЦБ в пассивах банковской системы выросла с 0,3 до 12,1%, причем наибольшее финансирование получили банки, контролируемые прямо или косвенно государством. Так, Сбербанк получил от ЦБ 500 млрд рублей. Колоссальные суммы раздаются на беззалоговых аукционах. На 27 марта задолженность кредитных организаций перед Банком России по кредитам без обеспечения составила 1,7 трлн рублей (50 млрд долларов.). Кроме того, госбанк ВЭБ предоставил субординированные кредиты ВТБ (200 млрд рублей), Россельхозбанку (25 млрд рублей), Альфа-Банку (10,2 млрд рублей) и Номос-Банку (4,9 млрд рублей).

Для определения того, какую политику следует проводить в данный момент, необходимо определить основные угрозы. Наиболее значима угроза рецессии и социальной нестабильности из-за падения доходов населения и роста безработицы. Угроза девальвации рубля отступила, более того, в марте рубль укрепляется настораживающими темпами. Бивалютная корзина оторвалась от верхней границы целевого коридора 26—41 рубль и 27 марта достигла уровня 38,9 рубля. Тем не менее способность ЦБ противостоять обвалу рубля в случае нового удара кризиса существенно снизилась из-за сокращения более чем на треть международных резервов. Наконец, возникла угроза мощного дефицита бюджета (до 8% на конец года). На горизонте начинает маячить угроза кризиса «плохих» долгов — предприятия не могут рефинансировать свою задолженность. На рынке ипотеки не исключено повторение американского сюжета sub-prime. Инфляция сейчас представляется наименьшей из всех угроз, особенно в связи со снижением спроса и укреплением рубля.

Этот анализ показывает, что сейчас самое время смягчить монетарную политику, тем более что внешнеэкономическая конъюнктура становится более благоприятной — Америка запустила печатный станок, растут цены на нефть. Можно стабилизировать рубль на уже достигнутых рубежах, увеличив предложение денежной массы, что позволит снизить процентные ставки и сделать более доступными кредиты, а заодно пополнить международные резервы.

По мере смягчения кризиса следует отходить от «ручного управления» экономикой, когда средства раздаются целевым образом (что весьма опасно, как показали декабрь и январь), к режиму управления денежной массой, ставками и курсом национальной валюты. Кроме того, со времен Великой депрессии известен рецепт выхода из рецессии — увеличение госрасходов.

В США монетарные власти стоят над схваткой, так как ФРС отвечает за две переменные — рост и инфляцию. В России ЦБ, в зоне ответственности которого — девальвация и инфляция, находится в стане «ястребов», когда дело идет об экономике в целом. Однако когда дело касается банковского сектора, то «ястреб» превращается в «голубя», раздающего многомиллиардные кредиты банкам.

Циклы «ястребиной» и «голубиной» политики сменяют друг друга. Когда кризис усиливается, побеждают «голуби». Кризис слабеет — возвращаются «ястребы». В ноябре — январе было царство «голубей», в результате чего чуть не утопили рубль, но банковскую систему спасли. Теперь наступило время «ястребов», усердно укрепляющих рубль и ограничивающих потоки государственной ликвидности. Вторая волна кризиса вновь приведет к усилению «голубей» — в экономику устремятся веселые потоки свеженапечатанных денег, и рубль покатится вниз.