История создания константиновского рубля всегда меня волновала и захватывала. Несмотря на то что я, конечно, никогда его не то что не имел, но и в руках не держал и даже не видел воочию, пусть даже через музейное стекло, он все равно безумно притягивает.

Константиновский рубль пробным тиражом восемь экземпляров был отчеканен по распоряжению министра финансов России Егора Канкрина в декабре 1825 года, когда брат скончавшегося императора Александра I Константин Павлович уже отрекся от престола в пользу своего младшего брата Николая, но всенародно объявлено об этом не было. Уже после выступления декабристов и воцарения Николая I факт чеканки рубля засекретили, однако слухи пошли, и тогда же появились фальшивки.

В советское время появилось предположение, что спешка графа Канкрина с выпуском пробной партии рубля имела целью убедить Константина отказаться от отречения, но, конечно, даже если бы было так, довод нельзя считать серьезным. Тем не менее замечу, что рубль был отчеканен именно в те две недели, когда из Варшавы шло письмо Константина, подтверждающее отречение.

Государственного банка тогда в России не было, и эмиссией ведал Минфин. Странно было бы требовать от министра финансов даже формальной независимости в век самодержавия – потом бы не отговорился, что, мол, «ждал, чья возьмет». Но примечательно, что монеты под шумок не утилизировали, как, скорее всего, вышло бы в ХХ и ХХI веке, а сохранили до восшествия на престол Александра II, который уже и распределил их по музеям и своим приближенным-нумизматам.

Так вот, раньше Центробанк (то есть Минфин, конечно) не выпускал никаких памятных или инвестиционных монет. Все монеты тогда старались чеканить из драгоценных металлов, чтобы вес соответствовал номинальной стоимости монеты. Ассигнации брали неохотно. Сейчас все изменилось. Банк России получил гарантированную законом и Конституцией независимость, в том числе в части денежной эмиссии. И начал на потребу тем самым нумизматам чеканить инвестиционные и памятные монеты с щедростью необычайной. Например, в 2015 году в каталоге на сайте ЦБ я насчитал 93 новых монеты и одну «крымскую» купюру – год был, очевидно, урожайным на юбилеи, архитектурные шедевры и другие символы России.

Это хорошо, конечно, – пусть будет больше красивых монет и купюр (я об этом уже писал недавно). Хуже то, что в современных политических условиях ЦБ становится все менее независимым и все более политизированным в своих действиях. Поэтому, хотя в Банке России отбором тем для очередной партии монет занимаются весьма квалифицированные специалисты, оценивающие в том числе политические риски, совсем избавиться от последних не получается. И речь вовсе не о Крыме или каких-нибудь Курильских островах.

Например, когда над российской национальной сборной нависла угроза запрета участвовать в летних Олимпийских играх – 2016, я почему-то сразу подумал, не успел ли Банк России заблаговременно выпустить памятные монеты к Олимпиаде. С участием, конечно, российской сборной. Например, к сочинской Олимпиаде монеты начали выпускать за год до открытия. Почему бы так же заблаговременно не поступить и с играми в Рио-де-Жанейро?

Оказалось, что не выпустил. Иначе был бы хороший шанс обрести еще один аналог константиновского рубля, зафиксировать альтернативную историческую реальность. Но понемногу это все равно происходит. Например, в 2014 году ЦБ уже выпустил три монеты номиналом 10, 50 и 100 рублей серии «Российские спортсмены-чемпионы и призеры ХХХ Олимпиады – 2012 в Лондоне». На монетах были поименно названы все чемпионы, серебряные и бронзовые призеры, представлявшие на тех играх Россию. После начала допингового скандала часть легкоатлетов была лишена медалей – в частности, еще в июне золотые медали вернули ходоки Сергей Кирдяпкин и Ольга Каниськина, чьи имена увековечены на памятной монете. И вряд ли эта потеря последняя.

Но неправильно было бы требовать от ЦБ большей осторожности – вины эмитента (даже не свершившейся) в создании альтернативной реальности нет. Просто в момент выпуска реальность была одна, а сейчас другая. В этом, кстати, есть отличие нынешнего времени от времени двухвековой давности. Тогда имела место ошибка из-за спешки, теперь ошибки не было – просто то, что было истиной сегодня, завтра может истиной уже не являться.

Конечно 550 тыс. долларов, как за константиновский рубль, за такое несоответствие не дадут, но коллекционную ценность монеты увеличат. И это только начало – я уже предположил, что количество таких ошибок будет только расти. Поэтому есть шанс собрать весьма ценную коллекцию. Хотя это было бы слабым утешением, если бы нашу сборную не пустили в Рио…

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции