Регулятор все-таки взял на вооружение идею разделения банковской системы на федеральную и региональную. После обещаний Эльвиры Набиуллиной создать новую касту региональных банков прошел всего месяц, а поправки в законы «О банках и банковской деятельности» и «О Банке России» уже вынесены на обсуждение сообщества.

Если коротко, с ходатайством о присвоении статуса регионального банк может обращаться, если размер его собственного капитала составляет не менее 300 млн рублей, размер активов – не более 7 млрд рублей, он не имеет подразделений за пределами своего и смежных регионов, не проводит трансграничные операции, а в своей работе концентрируется на обслуживании граждан и малого и среднего бизнеса. Остальные банки (очевидно, имеющие федеральный статус, хотя законопроект никак их не называет, а пояснительная записка именует просто «остальными банками, осуществляющими банковские операции и сделки без ограничений») должны будут иметь капитал не менее 1 млрд рублей и последовательно внедрять международные стандарты Базельского комитета банковского надзора. Кроме того, им предстоит соблюдать полный перечень обязательных нормативов. Тогда как региональные банки ограничатся в своей деятельности всего пятью: это норматив по достаточности собственных средств совокупного и основного капитала, норматив текущей ликвидности и два норматива концентрации кредитного риска – на одного или группу связанных заемщиков и на связанных с банком лиц.

Все изменения планируется задействовать с 1 января 2018 года – то есть законопроект дает банкам двухлетний переходный период.

Идее сделать из двухуровневой банковской системы (имея в виду ЦБ и коммерческие банки) трехуровневую минимум лет пятнадцать. Когда после кризиса 1998 года Центробанку стало очевидно, что количество банков не превращается в качество и некоторые побеги нуждаются в отсечении, чтобы предотвратить их естественное отмирание, сопровождающееся ущербом многочисленным клиентам, в первую очередь из числа физлиц, у концепции оздоровления тела посредством «ампутации» слабейших нашлось множество противников. Понятно, что в первую очередь в тех же регионах. Банковские ассоциации, особенно Ассоциация региональных банков, стали центром оппозиции, что неудивительно – членские взносы банки платили фиксированно, без учета размера капитала.

Тогда в качестве возможного компромисса, чтобы не изводить «мелочь» под корень, и родилась идея разделить банки по региональному и федеральному признаку. Региональные банки должны были сидеть в своих и соседних регионах, а федеральные с числом филиалов не менее 45 (то есть больше половины покрытия от общего количества регионов того времени – 89) имели право на валютные и трансграничные операции, развитие сети, держание средств федерального бюджета и другие «вкусности».

Предложение тогда не было формализовано – вместо этого начали поэтапно увеличивать требования к минимальному капиталу банков и отсеивать неблагонадежных с помощью системы страхования вкладов. В качестве очень слабого отголоска идеи трехуровневой системы позволили банкам, которые не могли найти средства для увеличения капитала, стать небанковскими кредитными организациями. Но массовым этот процесс так и не стал – в НКО перешли несколько десятков банков, так и не ставших полноценным сектором рынка.

Сейчас ЦБ решил вернуться к той идее (не исключено, что своей же). Но есть большие сомнения, что региональные банки превзойдут в своей значимости для экономики небанковские кредитные организации. Когда идея появилась 15 лет назад, в России насчитывалось до 50 сравнительно крупных банков, претендующих на статус федеральных, и больше тысячи остальных. Тогда региональные банки могли бы стать величиной, работающей на развитие регионов, и по-настоящему «способствовать повышению доступности банковских услуг на территории Российской Федерации», как сказано в пояснительной записке. Хотя бы в силу многочисленности. Сейчас, если посмотреть на некогда многочисленную банковскую систему, окажется, что региональными банками станут очень немногие.

Во-первых, уже сейчас капитал в размере более 1 млрд рублей имеют около 300 банков из 680 действующих. Собственные средства многих других (около 130) не дотягивают до 300 млн рублей. Из оставшихся 250 банков 100 – московские. Конечно, они тоже могут стать региональными, но вряд ли повысят доступность банковских услуг в стране. Эти 150 региональных плюс 100 московских и будут стараться к 2018 году или нарастить капитал до 1 млрд рублей, или за оставшиеся полтора года выжать максимум денег из своего пока еще федерального статуса.

Продать банки, на что прежде надеялись собственники, теперь почти невозможно. А значит, владельцы и менеджеры станут смелее в своих действиях, если, например, к ним придет с интересным предложением какой-нибудь бывалый «прачечник». Угроза отзыва лицензии уже не сработает, останется только уголовное преследование топ-менеджеров. Но в этой части, несмотря на принятые законы, машина до сих пор работает с трудом.

Может, в этом и заключается смысл операции – одних стимулировать, других спровоцировать? А для остальных можно создать в рамках Федеральной корпорации по развитию малого и среднего предпринимательства фонд в 15–20 млрд рублей, чтобы выкупать контроль в новообразованных региональных банках за 10–20% от капитала. И в рамках корпорации те пусть занимаются кредитованием малого и среднего бизнеса на местах. Мне кажется, так будет честнее, чем ждать экономического чуда от неудачников банковской системы.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции