Британские власти призывают свой народ чаще менять банк и создают удобные инструменты для этого. Можно не сомневаться, что английская мода на «измены» распространится по миру. Но, как ни странно, это приведет не к усилению конкуренции, а к ее уничтожению.

Английский аналог ФАС — Управление по конкуренции и рынкам (CMA) — выпустило 700-страничный доклад, ставший итогом двух лет исследований, о состоянии конкуренции в британской банковской системе (в основном в розничном банкинге). Оказывается, с конкуренцией там как-то не очень. Четыре крупнейших банка страны (Barclays, HSBC, RBS и Lloyds) контролируют примерно 75% частных счетов, а если добавить к ним пятый банк (Santander), который активно завоевывает долю на рынке, то окажется, что почти все деньги британских граждан хранятся в «банках одной руки».

Низкая конкуренция, как обычно, приводит к потерям для потребителей. По подсчетам CMA, смена банка на более соответствующий реальному профилю клиента в среднем может принести экономию в 92 фунта в год. «Средняя» цифра зачастую лукавая: по данным BBC, 75% текущих счетов в стране имеют бесплатное обслуживание при наличии на них хоть каких-то денег, а лишние расходы возникают только при уходе клиента в неразрешенный овердрафт. Впрочем, если иметь в виду не только текущие счета, но и «пакетное» обслуживание, которое включает несколько банковских услуг и обычно бывает платным, некоторую экономию от «оптимизации» банка клиент действительно получить может. Несмотря на это, в среднем за год банк меняют лишь 3% частных клиентов. Остальных все устраивает либо они просто не знают, что есть более выгодные предложения.

Главная же новость в том, что CMA начинает кампанию с призывами к клиентам чаще менять банк. А чтобы им было легче, власти заставят банки делиться информацией о своих клиентах с «третьими сторонами» — авторами приложений для поиска наиболее выгодных вариантов банковского обслуживания. Плюс будет продолжена политика по упрощению процедуры смены банка — вплоть до того, что в другой банк можно будет перейти «в один клик». Все вместе это называется «Программа открытый банкинг».

Можно только порадоваться за жителей далеких от нас островов — финансовые власти там вообще удивительно адекватны и прогрессивны, и в данном случае их решение тоже полезно. Хотя, конечно, некоторые недовольные потребители ворчат: мол, не с того конца начали, есть более существенные проблемы. Кроме того, большие опасения возникают по поводу безопасности: банковские данные — одни из самых чувствительных для людей, делиться ими неизвестно с кем не все хотят.

Тем не менее внедрение инициативы наверняка будет очень тщательно отслеживаться властями других стран, а «открытый банкинг» рано или поздно распространится по миру, так как он действительно выгоден потребителям и — что не менее важно — технологическим компаниям, производящим финансовые приложения. Уж они-то смогут пролоббировать правильные решения финансовых властей.

Добавляем контекст

На первый взгляд, все действительно настолько хорошо, насколько вообще может быть хорошо. Но на второй — не очень. Чтобы понять, в чем проблема, надо поставить «открытый банкинг» в контекст других изменений, происходящих на банковском и финансово-технологическом рынке.

Один из существующих сейчас трендов — отказ от понятия «номер банковского счета» как необходимого атрибута для работы с деньгами. В качестве идентификатора получателя перевода или плательщика можно использовать любой уникальный идентификатор: учетную запись в социальной сети, номер ИНН, номер телефона и т. п. Уже к этому идентификатору «привязывается» конкретный номер счета в конкретном банке.

Второй тренд — автоматическое или полуавтоматическое определение наиболее выгодного предложения, в том числе в отрасли финансовых услуг. Проще говоря, ваш телефон (то есть приложение, конечно) может решить, через какой банк (или вообще не банк) выгоднее провести ту или иную операцию, где открыть счет, где взять кредит. Даже если пока в принятии окончательного решения приходится просить клиента нажать кнопку «Согласен», это временно. И, будем откровенны, большинство все равно заведомо согласится на вариант, предложенный машиной.

Третий тренд — как было сказано выше, предельное упрощение процесса смены банка или тарифа обслуживания. Все делается через Интернет, а физическую регистрацию надо пройти только один — первый — раз, в одном банке.

Четвертый тренд — отказ от наличных, то есть снижение важности сети отделений и банкоматов при выборе банка. В мире уже довольно много полностью виртуальных банков, не имеющих ни отделений, ни собственных банкоматов.

А теперь соединим этим тренды и добавим к ним обязанность банков раскрывать третьим сторонам полную информацию о клиентах (пока — с их согласия) и тарифах. Что получается?

Светло-серое будущее

В телефоне клиента установлено приложение «Банк», в котором пользователь имеет постоянный «виртуальный» идентификатор (хотя бы номер телефона), а к нему привязываются временные номера счетов в банках. При этом счета открывает и закрывает само приложение, исходя из информации, которое оно получает от банков. Банк для клиента вообще перестает существовать — есть только телефон, который «сам» помогает человеку проводить финансовые операции.

Сегодня выбор банка определяется сочетанием многих факторов: совокупной цены услуг по нескольким видам операций, процента по депозиту, бонусам и возвратам при платежах, удобства расположения отделений, размера банкоматной сети и, наконец, доверия бренду. Соответственно, переход из банка в банк осложняется необходимостью много и точно считать, ленью и привязанностью к привычному порядку вещей.

В светлом будущем все подсчеты возьмет на себя робот, лень будет побеждена простотой операций, а привязанность сместится с бренда банка на бренд приложения. Что произойдет с банками? Они превратятся в единую сеть никому не известных инфраструктурных сервисов, непрерывно автоматически участвующих в аукционах по предоставлению роботам наиболее выгодных предложений.

В конечном итоге получится максимально эффективный рынок с одинаковыми или почти одинаковыми ставками по всем продуктам. По сути, это один «сетевой» банк, предлагающий одинаковые услуги по одинаковым ценам всем клиентам. Один народ, одна страна, один банк. Хотя стран, приходящихся на один банк, как раз может быть и больше.

Нарисованная картинка не хороша и не плоха, она просто показывает логичное развитие нынешних трендов в розничной финансовой сфере. И желание властей заставить банки делиться с третьими сторонами информацией о клиентах — ключевой из этих трендов. Вполне возможно, что и без государственного вмешательства банки и технологические компании пришли бы к таким соглашениям, но мы этого доподлинно не знаем. Государство (пока только британское) решило, что нам (пока только британцам) — простым потребителям — так будет лучше. Позаботилось о нас. В наших же интересах. Чтобы у нас де-факто был один банк, зато с хорошими условиями. Ну или как получится.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции