Наличные деньги на глазах перестают быть чем-то солидным, важным, серьезным и превращаются в цветные фантики, реквизит настольной игры для детей, «билеты Банка приколов». Это заговор центральных банков или объективный и неизбежный процесс?

Вы в детстве собирали марки? Многие наверняка ответят «да». Я тоже. А кто-то до сих пор этим занимается. Но наверняка мало кто задумывался, почему вообще появилось такое занятие, как собирание марок — филателия. Ведь почтовые марки — это всего лишь свидетельство предоплаты отправки почты определенного веса на определенное расстояние, чисто техническая штука, что-то вроде кассового чека. Придет ли кому-то в голову коллекционировать кассовые чеки? На самом деле, приходит, но это уже немного за гранью нормальности. А филателия — массовое и уважаемое занятие.

Собственно, изначально — в середине XIX века — марки и были скучными кусочками бумаги с напечатанным номиналом, названием выпустившего их почтового ведомства и, в лучшем случае, портретом монарха. Потом появились более сложные марки с каким-никаким сюжетом. Только в первой половине XX века марки перестали быть функциональными одноразовыми предметами и начали превращаться в художественные миниатюры, существующие сами по себе, как объекты искусства (пусть и массового). В наше время выпускается огромное количество марок, которые никогда не будут (а некоторые и не смогут чисто физически) использоваться для оплаты почтовых услуг.

Кажется, с наличными деньгами — в первую очередь банкнотами — происходит что-то похожее. Наличные деньги — штука абсолютно утилитарная, для полноценной «работы» в качестве универсального посредника при обмене им достаточно иметь номинал, название выпустившего их банка и защиту от подделки. И долгое время практически так все и было: за редким исключением, на деньгах помимо обязательных надписей изображали разве что портреты королей, президентов и председателей, а также символы государства.

Позже к видным политикам на купюрах добавили деятелей искусства и церкви и даже их жен. Но в последние годы центробанки все чаще отходят от «портретности» в дизайне денег в пользу «сюжетности». Банкноты превратились в мини-картины, в некоторых случаях имеющие весьма далекое отношение к выпустившей их стране или выступающие в качестве аллегории каких-то национальных особенностей. Прекрасный пример новых во всех смыслах денег — банкноты, выпускаемые сейчас в Швейцарии (новая серия). Эти яркие цветные картинки с абстрактными изображениями — типичный образец «современного искусства», но никак не традиционного дизайна купюр. Обратная сторона будущих норвежских крон — тоже подарок любителям абстракционизма: размытые пиксельные изображения символизируют разную скорость ветра на морских просторах.

Российский ЦБ тоже заигрывает с модными трендами — пока только в качестве эксперимента, тренируясь на сторублевках. «Олимпийская» бумажка 2014 года, как и «Крымская» 2015-го — как раз в рамках мировых тенденций. Если убрать с них цифры и надпись «Билет Банка России», то и не поймешь, что перед тобой деньги, а не книжная иллюстрация, например.

Если на банкнотах теперь можно изображать что угодно, то почему бы не нарисовать на них каляку-маляку? Видимо, примерно так думал сербский дизайнер Милош Златанович, предложивший заменить скучные портреты политиков, ученых, деятелей искусств и предпринимателей на сербских динарах на детские рисунки. Причем если на лицевой стороне банкнот изображения узнаваемы (птица, медведь), то на оборотной — именно что случайные линии, сделанные как бы цветным карандашом детской рукой (см. картинку выше). Вряд ли это предложение будет принято — сербским властям далеко до швейцарских и норвежских в плане культурной прогрессивности, но тенденция очевидна. Наличные деньги на глазах перестают быть чем-то солидным, важным, серьезным и превращаются в цветные фантики, реквизит настольной игры для детей, «билеты Банка приколов».

Происходит десакрализация бумажных денег — как часть процесса десакрализации денег вообще. Не хочу искать в этом заговор, тут скорее «виновата» общая «мультяшность», виртуальность, детскость, в которую погружается современный развитый мир. Это объективный процесс, наблюдать за которым ужасно интересно, хотя и немного боязно.

Что дальше? Общим местом стало рассуждение о том, что наличным деньгам в развитых странах осталось жить лет 15—20 (а где-то и меньше), после чего они умрут за ненадобностью. Я думаю, что это не совсем так: центробанки еще долго будут выпускать банкноты (бумажные или пластиковые), но в основном как объекты искусства, предметы для коллекционирования. Примерно так, как сейчас печатается большинство почтовых марок. Не самое плохое будущее для заканчивающего свой век явления.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции