Мне очень нравятся околофинансовые задачки из разряда «если Петя стащил из сада у дяди Васи пять яблок 20 лет назад, сколько вагонов яблок будет справедливой компенсацией за понесенный урон, притом что среднее ежегодное значение ставки рефинансирования было 13%, одно яблоко в августе 1996 года стоило 2 рубля, а яблоня, выращенная из семечка, начинает плодоносить через 5—7 лет после посадки». По закону тестов в социальных сетях руки сами тянутся подсчитать сложный процент, и выкинуть яблоки из головы невозможно.

Недавно попалась одна такая практическая головоломка, размещенная региональным новостным сайтом. Суть заключается в том, что девушка нашла после смерти своей бабушки сберкнижку с целевым вкладом, открытым в 1993 году на свое имя. Несмотря на то что Сбербанк СССР тогда приказал долго жить, некоторые его продукты пользовались определенным спросом, тем более что кошмар нарождающегося рынка еще не закрепился окончательно и многие надеялись на возврат к старым добрым временам. Если кто помнит, на рождение ребенка практиковалось открытие целевого накопительного вклада к совершеннолетию или свадьбе. Что-то похожее, видимо, планировала и бабушка для своей внучки.

При открытии вклада было внесено 5 тыс. рублей с последующим пополнением. Когда внучка выяснила в Сбербанке, может ли она на что-то претендовать, ей после долгих раздумий насчитали 3 290 рублей с копейками. Девушка неприятно удивилась, пожаловалась соцсетям, и история дошла до СМИ, которые на фоне летнего дефицита сочли ее за новость. Как же: было пять тысяч, а осталось меньше четырех после более чем 20 лет начисления процентов. Хотелось купить велосипед (хотя бы), но не получилось. В итоге обвинили во всем государство, в котором у людей есть только Крым, а приличного велосипеда за 20-летний вклад не купишь.

Мимо такой «яблочной» истории пройти было невозможно. Единственное, что смущало с самого начала, — слишком высокая сумма, доставшаяся девушке с учетом деноминации 1998 года. Оказалось, что бабушка вклад пополняла и после 1993 года — вплоть до 1998-го, когда после всех доначислений и ликвидации нулей на книжке лежало целых 250 рублей.

Дальше все довольно просто. Поскольку после мая 1998 года никаких доначислений не делалось (сканер сберкнижки был приложен), несложно вычислить среднюю годовую ставку, по которой 18 лет производилась индексация вклада, — это приблизительно 13,1%. Самое интересное, что очень похожий результат дает индексация вклада по российской инфляции (1 308% с мая 1998 по май 2016 года) — 3 520,35 рубля. Только немного более выигрышным получается пересчет вклада по ставке рефинансирования ЦБ — 4 122,76 рубля. Если же сравнивать валютные эквиваленты, в 1998 году за 250 рублей можно было купить 41 доллар США, а сейчас 3 290,97 рубля стоят 50,8 доллара. Чтобы совсем уж соблюсти справедливость, надо отметить, что 19 мая 1993 года, когда открывался вклад, 5 тыс. рублей стоили 5,35 доллара по курсу ЦБ (934 рубля за 1 доллар).

Я не самый большой поклонник Сбербанка, но должен сказать, что в этом конкретном случае он удивил самым приятным образом. Конечно, хочется, чтобы покупательная способность вклада за почти 20 лет выросла, но в наших условиях уже то, что он не обесценился, дорогого стоит. Хотелось бы в этой связи послушать аналогичные истории с полноценными коммерческими банками — например, сколько стоил бы «спящий» с 1998 года вклад в Альфа-Банке или «Уралсибе». И разыскать наконец сберкнижку, которую папа открывал для меня много-много лет назад. Все лучше, чем яблоки в чужих карманах считать.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции