Мир несовершенен. Вряд ли найдутся желающие поспорить с этой максимой. Причем несовершенен не только в общем, но и в самых мелких частностях. Взять хотя бы кредитную историю. Она может содержать ошибки и при этом быть абсолютно верной.

Вот вам, как сейчас принято говорить, «кейс». В доказательство этой теории. По личной просьбе героя истории изменены имена и названия кредитных учреждений. Хотя, как по мне, так, греха таить нечего, момент рабочий. Лучше бы всем знать, как у кого что некорректно настроено, чтобы просто отладить и все. Но на «нет» – сами знаете что.

В общем, заемщик попался грамотный. Едва в обозримом будущем обозначилась неизбежность кредитования, он начал готовиться. Запросил свою кредитную историю. Разобрался в нехитрой бюрошной криптографии. Проконсультировался со знакомым банковским служащим. Как у Стругацких – «во избежание». Затем предпринял ряд конструктивных действий.

Закрыл кредиты, по которым «хвосты» необременительных платежей тянулись еще с 2012 года. Закрыл пару карточек. Среди них была даже такая, которую за пять лет он так и не активировал. Взял автоматически в банке, которому доверял. По причине, распространенной в тучные 2011–2013 годы, – «почему бы и нет». По оставшейся одной карте снизил лимит с 250 тыс. рублей до 100 тыс. И стал ждать улучшения кредитной истории до состояния, близкого к идеальному. Время было май, за кредитом предстояло идти только осенью. Даже самому медленному банку и самому неторопливому роботу из бюро хватило бы времени, чтобы передать информацию и обработать ее, соответственно.

Но не тут-то было.

Контрольная проверка кредитной истории показала, что у нашего лирического героя два активных кредитных счета. К положенному быть единственным карточному с пониженным лимитом прилепился счет той самой карты, которую он даже не активировал. А на ней – от щедрот банка – 200 тыс. рублей. Вроде бы не критично. Но при расчете кредитной нагрузки эту карту обязательно посчитали бы, как будто лирический герой сошел с ума и снял всю сумму и теперь должен по ней платить. А это уже ни к чему.

С распечаткой кредитной истории заемщик пошел в банк. Там все тщательно проверили и выяснили, что ошибку допустил сотрудник банка, который принимал документы на закрытие счета. Не то дату приема документов неправильно указал, не то дату действия самой карты. Словом, вышла накладка.

Ок. Заявление переподписали, причем и новой датой обращения в банк, и старой. Обещали все исправить в ближайшее время.

Но и через неделю, и через две в кредитном отчете упрямо отображалось два счета. Банк по телефону утверждал, что счет закрыт и информация в бюро передана. Приближалось время для подачи заявки на новый кредит, и не было даже «пяти минут развести руками», не говоря о том, чтобы хорошенечко поскандалить, позаламывать руки и вот это вот все. Кредит висел железно, и исходить надо было из того, что реально можно сделать.

А реально было вот что. Пришлось заемщику прийти в отделение банка с паспортом, взять три справки о закрытии счета. Одну он направил в бюро кредитных историй вместе с заявлением, согласно процедуре исправления неверных данных, принятой там. Письмом Почты России. И, не уповать же на чудо, две остальные приложил к своим кредитным заявкам в банк А и банк Б с прошением, что, мол, если найдете лишний кредит, его на самом деле нет, просто это все несовершенство мира и мертвые с косами. В смысле – кажимость.

Закончилась история хорошо. Скоринг у лирического героя был выше среднего, заявка прошла дальше. Справку о закрытии счета к делу присовокупили и выполнили расчет кредитной нагрузки, исходя из одного активного счета. Это позволило заемщику не привлекать третьих лиц поручителями по кредиту и оформить его на себя одного. Первый платеж уже через месяц. Закроет этот кредит, скорее всего, он досрочно (просто по логике предыдущих кредитов). Но вот не останется ли после этого в его кредитной истории лишних кредитов – загадка. Тот злополучный так и висит.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции