Золото с начала лета демонстрировало фактически непрерывный рост, что связано с целым рядом факторов, главный из которых – сезонное бегство институциональных инвесторов в низкорискованные активы. Небольшое падение было зафиксировано лишь в преддверии Brexit. Но связано оно было скорее с переоценкой золотых активов в связи с падением фунта, желтый металл полностью отыграл снижение уже в следующие два дня. Разворот в тренде цен на золото проявился 17 августа, необычайно рано, и сейчас оно медленно, но верно возвращается к своим майским показателям в 1 220—1 250 долларов за тройскую унцию. Впрочем, в 2016 году этого может и не произойти.

Сегодняшние цены на золото сейчас находятся на перепутье. С одной стороны, достойной альтернативы для хеджирования рисков у золота нет, что обеспечивает ему стабильный спрос на рынке. К тому же девальвация рубля помогла российским золотодобывающим компаниям снизить издержки, что сказалось на стоимости их акций самым положительным образом: скажем, бумаги Nordgold с начала года подорожали на 34%, причем целый ряд брокерских домов считает их недооцененными. При таких условиях российские компании вполне могут снизить плановый объем добычи металла, и если к Nordgold, которая это уже сделала, присоединятся другие игроки, можно ждать нового витка роста цен на мировом рынке.

Реальность такого поворота событий достаточно наглядно проиллюстрировал недавний скачок цен на золото в США: сразу после объявления о возможном повышении ставки уже в сентябре началась однодневная спекулятивная гонка за желтым металлом. В итоге 26 августа цены на золото на американских золотых биржах рванули до 1 342 долларов за унцию, в то время как на мировых рынках за нее в тот день не давали больше 1 320.

Вместе с тем сейчас золото находится под давлением со стороны возможного повышения ставок ФРС и, следовательно, роста курса доллара. Определенное давление на цены на желтый металл могут оказать и переговоры по Трансатлантическому соглашению по торговому и инвестиционному партнерству между США и Евросоюзом (TTIP), которые продолжаются с 2013 года. Сейчас этот фактор важен как никогда, так как американская сторона планировала завершить их к окончанию президентского срока Барака Обамы. Соглашение это крайне неоднозначно фактически для всех рынков. И первое, что может от него пострадать, — это золото. Не секрет, что одним из факторов, поддерживающих высокие цены на золото, являются низкие ставки как в США, так и в Европе. С их повышением золото начнет дешеветь. Достижение согласия по TTIP означает фактическое открытие европейского рынка для американских товаров, а расширение торговых отношений ЕС и США может оказать существенную поддержку стоимости доллара. В текущих макроэкономических условиях это может негативно сказаться на цене на желтый металл.

Пока Россию золотые тренды обходят стороной: главным покупателем физического металла в стране по-прежнему является ЦБ РФ, учетные ставки которого на аффинированное золото в конце августа фактически не изменились (2 754 рубля 43 копейки за грамм 23 августа против 2 757 рублей 65 копеек 30 августа). Объемы операций с физическим металлом в годовом исчислении ничтожны — за год банки продают не более одной тонны желтого металла. Для сравнения: один только Сбербанк в год закупает 25—27 тонн. Используется золото в первую очередь как защитный актив либо для обеспечения ОМС. Однако, принимая во внимание довольно ограниченный перечень банковских инструментов, сохранивших рентабельность при нынешней кредитно-денежной политике, у золота есть шанс стать еще одним весьма неплохим товаром.

Видимо, этими соображениям руководствовался банк «Открытие», начавший торги на Шанхайской золотой бирже. Прежде российские банки золото на товарных биржах не использовали. Является ли это признаком диверсификации золотых инструментов российскими банками или же это попытка подготовиться к снижению цен, то есть продать скопившееся золото по пока еще высокой цене? Скорее всего, и то и другое. В России золото как товар обладает весьма ограниченной ликвидностью — хотя бы из-за НДС, который нужно платить при реализации слитков. В Китае такой проблемы нет, а объем торгов Шанхайской золотой биржи составляет сотни тонн в день. Работа с физическим металлом по китайским правилам — предприятие довольно рискованное. Однако пока это единственный способ извлечь прибыль из физического металла, за счет чего в перспективе нескольких месяцев можно существенно улучшить валютную ликвидность. Если за «Открытием» последуют и другие банки, вполне возможно, что Россия войдет в десятку крупнейших экспортеров золота уже в ближайшее время.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции