Пока все цивилизованные страны мира борются с отмыванием незаконных доходов и плодят системы финансового мониторинга, простые российские парни из костромского Модульбанка (никогда раньше не слышал о таком) сделали проект, позволяющий отслеживать историю трансакций каждого рубля в системах электронных платежей.

Как пишут «Известия», идея построена на использовании технологии блокчейн, когда информация хранится с помощью распределенных баз данных. При этом постоянно продлеваемая цепочка цифровых записей не позволяет потенциальным злоумышленникам запутать следы. Такой способ не только дает возможность прослеживать историю всех платежей, но и, как уверяют разработчики, надежно защищает данные и историю их появления. Любые попытки коррекции или уничтожения информации обречены на неудачу. Возможно, поэтому новую технологию назвали WhiteMoney — замести следы у недобросовестных дельцов не получится. Дополнительным бонусом станет скорость проведения трансакций. По уверению авторов, она сократится от трех дней до часа, что должно дополнительно увеличить число приверженцев борцов за финансовую прозрачность.

Сразу хочу предупредить, что я не собираюсь проверять точность исходной информации и степень революционности технологии. Не мое это дело, тем более что я не специалист ни в части цифровых технологий, ни в части передовых платежных сервисов (хотя мне кажется, что три дня — это слишком много). Хочу указать на другое.

Не секрет, что на блокчейн-технологии выстроены многие (если не все) криптовалюты, в том числе биткоины. Это хорошо и правильно — обкатывать новые технологии на маргинальных проектах, которые не жалко: в случае чего пострадают только посвященные, которые и так знали, что действуют на свой страх и риск. Опять же, если проект успешен — об этом знают многие. А если наоборот — то и говорить не стоит.

Но вот летом, например, с одной популярной криптовалютой случился скандал. Проект Ethereum, который быстро набирал обороты, вдруг оконфузился. В июне администраторы блокчейн-платформы Ethereum заявили о выводе злоумышленником токенов на 53 млн долларов.

Взлом системы – случай неприятный, но не смертельный. Но дело в том, что разработчики уверяли в ее надежности, а между тем после случившегося стало известно, что система содержала некую ошибку, о которой знали авторы и которой воспользовался злоумышленник. Просто все сочли, что защищенность системы настолько высока, что о каком-то баге можно не беспокоиться. Сам же вор себя вором не считает – он распространил письмо, в котором благодарил создателей за оставленный баг, назвав его «функцией вознаграждения дополнительными единицами криптовалюты». При этом, по его уверению, юристы подтверждают правомерность его действий в рамках законодательства США, и он обещает засудить разработчиков программы, если ему помешают легализовать честно заработанные деньги.

Замечу, что этот случай не ставит крест на блокчейн-технологии. Совсем нет. Тем более что даже после скандала Ethereum занимает почетное четвертое место по капитализации среди всех криптовалют мира. Но, очевидно, любая самая передовая технология не дает гарантий, что все пойдет в полном согласии с прогнозами авторов. И это, конечно, надо учитывать.

Кроме того, криптовалюта Bitcoin, трансакции которой имеют не меньшую степень контроля, чем заявленной российскими авторами WhiteMoney, довольно часто используют для сомнительных операций в так называемом «даркнете». Хотя все платежи теоретически отслеживаются, это не мешает интересантам покупать оружие и делать другие незаконные вещи.

Скажу банальную вещь: одни технологии с серыми и черными кассами не справятся. Гораздо больше шансов будет, если к технологиям прибавится нетерпимость общества к отмывателям и коррупционерам, деятельное желание исправить ситуацию. Такое желание, которое продемонстрировали жители Швейцарии, проголосовавшие на недавнем референдуме не только против повышения пенсии, но и за возможность спецслужб прослушивать телефоны и следить за электронной почтой граждан страны. Но России до таких решений (и до таких формулировок плебисцитов) еще очень далеко.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции