Остается загадкой, почему группа выходцев из АМТ-Банка, ни от кого не скрываясь и не маскируясь, получила возможность столь длительное время — шесть лет — вести криминальную деятельность в РосинтерБанке.

В колонке «Как распознать «тетрадку»?» я описывал на примере Арксбанка, Финпромбанка, банка «Тетраполис», Байкалбанка и Русского Трастового Банка волшебные предсказательные свойства рэнкинга максимальных ставок вкладов, который публикуется сайтом bankovedenie.ru. Лидеры этого рэнкинга часто лишаются лицензий.

И вот новый сюрприз: с 19 сентября ЦБ отозвал лицензию у РосинтерБанка. «Никогда такого не бывало — и вдруг опять!», как говорил незабвенный Виктор Степанович Черномырдин.

Перед отзывом лицензии, в августе, РосинтерБанк занимал в рэнкинге максимальных ставок вкладов четвертое место по вкладам в рублях, первое место — в долларах и пятое — в евро. В июле — восьмое место по вкладам в рублях, пятое — в долларах, второе — в евро. Так что предсказательная сила этого рэнкинга вновь показала себя.

В руководстве РосинтерБанка наблюдалась высокая концентрация выходцев из скандально известного АМТ-Банка, лицензия у которого была отозвана в 2011 году. Перечислю членов руководства РосинтерБанка, которые ранее работали в АМТ-Банке (указаны должности, занимаемые в РосинтерБанке): председатель правления Марина Краснова, первый заместитель председателя правления Алексей Кузьмин, заместитель председателя правления Константин Воробьев, члены совета директоров Рамиль Закеров и Ильдар Хажаев, главный бухгалтер филиала «Санкт-Петербург» Галина Ситкова. Столь высокая концентрация объясняется просто: в 2010 году РосинтерБанк был приобретен опальным казахстанским миллиардером Мухтаром Аблязовым, собственником АМТ-Банка. Остался ли РосинтерБанк в собственности у Аблязова или перешел к кому-либо из его окружения (например, к Ильдару Хажаеву) — неизвестно. Не исключено, что Георгий Гвелесиани, за которым числится 75,47% акций банка, играет лишь роль номинального собственника.

Итак, группа сотрудников АМТ-Банка «оккупировала» РосинтерБанк, связь с АМТ-Банком и его бывшим собственником Аблязовым очевидна. Но после отзыва лицензии у АМТ-Банка РосинтерБанк еще пять лет продолжает «работать» как ни в чем не бывало, периодически занимаясь отмыванием и демпингом на рынке вкладов. По оценке ЦБ, «дыра» в капитале банка составляет около 39,3 млрд рублей. Более того, руководство РосинтерБанка не передало временной администрации в лице АСВ электронные базы данных и правоустанавливающие документы на активы банка.

Судя по всему, РосинтерБанк занимался тем же, чем и АМТ-Банк, — служил инструментом для привлечения инвестиций в бизнес собственника банка. Так, банк кредитовал УК «Молочные активы», собственником которой числился Георгий Гвелесиани. Эта УК строит молочный животноводческий комплекс в Калужской области. Компания Гвелесиани «Гермес Органика» занимается поставками кормов для животных и горно-шахтного оборудования.

Казус РосинтерБанка похож на историю Анатолия Мотылева, которому после разорения банка «Глобэкс» разрешили вновь заняться банковской деятельностью в особо крупных размерах, и он довел до разорения группу банка «Российский Кредит». На санацию «Глобэкса» государство в лице ВЭБа потратило около 80 млрд рублей. «Дыра» в капитале «Российского Кредита» составила около 111 млрд рублей. Прямо скажем, недешево обошелся гуманизм государства по отношению к криминальному банкиру.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции