У России, похоже, остались всего два источника борьбы с растущим дефицитом бюджета — печатный станок ЦБ и полковник МВД Захарченко. При этом государство официально признало наличие парадокса: у российских банков денег выше крыши, а у экономики и в кошельках россиян их все более явно не хватает.

Полковник МВД Дмитрий Захарченко, у которого следствие нашло деньги даже в помойном ведре, стремительно становится былинным всероссийским героем шуток и мемов. Одна такая шутка довольно точно описывает ситуацию в российской экономике. Вот эта: «Полковник Захарченко заключил сделку со следствием. Следствие не открывает его гараж, а полковник закрывает дефицит бюджета России за 2016, 2017 и 2018 годы».

Людей, далеких от высоких экономических материй, всегда удивляет, когда государство говорит: «денег нет». Как это нет? У государства же есть бумага, металл и монетный двор. Можно же взять и напечатать и отчеканить, сколько угодно. Тот факт, что в случае неконтролируемой эмиссии при отсутствии экономического роста благодаря инфляции эти дензнаки превратятся в фантики, обычно во внимание не принимается. Однако сейчас в российской экономике складывается действительно забавная и по-своему удивительная ситуация: у одних денег нет, а у других есть прямо-таки лишние, которые некуда девать. Причем в данном случае речь не идет о вполне обычном для человечества в любые времена разделении на бедных и богатых.

28 сентября Банк России представил проект основных направлений денежно кредитной политики на 2017-й и плановые 2018—2019 годы. В документе отмечается, что профицит ликвидности в банковском секторе может возникнуть уже в начале 2017 года (раньше регулятор ожидал его даже раньше, во втором полугодии 2016-го) и сохраниться на протяжении трех последующих лет. Прямо так и написано: «В целом в банковском секторе в предстоящие три года будет наблюдаться избыток ликвидности». Проще говоря, у банков не просто много денег, они действительно «лишние». Именно это означает русское слово «избыток». На днях на встрече с премьер-министром Герман Греф отчитался о рекордной прибыли Сбербанка за все время его существования. Чистая прибыль крупнейшего банка страны за восемь месяцев 2016 года составила 322,8 млрд рублей.

Пока банковская система (тут важно понимать, что именно система в целом, а не все банки — у некоторых финансовая ситуация аховая, судя по сохраняющейся бодрой динамике отзыва лицензий) буквально купается в деньгах, реальные доходы населения продолжают падать, кредитование растет крайне медленно, а правительство лихорадочно ищет источники покрытия дефицита бюджета на фоне рекордного за 12 лет падения валютных доходов от продажи энергоносителей.

ЦБ предусмотрительно ограждает в своих направлениях денежно-кредитной политики банки от возможных обвинений в черствости, бесчеловечности и скупости. И объясняет: профицит ликвидности не оказывает влияния на возможности банков кредитовать экономику и население, так как кредитная активность в основном зависит от соотношения спроса и предложения на заемные ресурсы. Раздавать деньги задаром предприятиям и гражданам банки как коммерческие организации, существующие ради прибыли, а не ради жизни на Земле, не будут. Но экономическая ситуация такова, что кредиты даже по снижающимся ставкам оказываются для многих компаний и людей недоступными.

Стимулировать потребительский спрос или экономический рост ЦБ в одиночку не в состоянии — не он определяет инвестиционный климат в стране. Ему остается только по мере возможности штопать растущую «дыру» в бюджете. 28 сентября на совещании по бюджету (бюджет-2017 должен быть внесен в новую Думу к 1 ноября) президент высказался вполне определенно: «Что касается государственных финансов, то важнейшей задачей остается обеспечение их устойчивости и сбалансированности. Пока мы вынуждены сохранять дефицит федерального бюджета. Правда, он находится в параметрах, которые являются абсолютно приемлемыми, но нужно исходить из того, что источники его покрытия должны быть надежными. Недопустимы ни чрезмерная трата резервов, ни раскручивание государственного долга». То есть поддержал идею экономии средств и признал, что дефицит бюджета ни сегодня, ни завтра не исчезнет.

Правительство смотрит на текущее состояние бюджета менее оптимистично, чем глава государства. В частности, в августе Минфин устами заместителя министра Максима Орешкина «угрожал», что возможная «дыра» в казне из-за низких цен на нефть и отложенной приватизации «Роснефти» и «Башнефти» по итогам 2016 года превысит 3 трлн рублей вместо 2,36 трлн, заложенных изначально. Это очень существенная разница.

В 2015 году ЦБ напечатал для покрытия дефицита бюджета 2,1 трлн рублей. В 2016-м станок запускали трижды — в апреле, мае и августе, каждый раз печатая по 390 млрд рублей. Таким образом, общая сумма эмиссии рублей в бюджет с начала года достигла 1,17 трлн рублей. А по итогам года превысит прошлогодний результат. ЦБ в «Финансовом обозрении» за II квартал заранее предупредил, что до конца года напечатает еще 1,6 трлн рублей.

Президент не случайно ставит задачу не истратить все деньги из резервных фондов прямо сейчас. Потому что даже если российская экономика начнет наконец расти в начале 2017 года (пока рост ВВП балансирует «околоноля»), она все равно не сможет в ближайшие два-три года выйти хотя бы на скромный уровень 2013-го. И дефицит бюджета (пока ничего не предвещает ни отмены санкций — ЦБ прогнозирует их сохранение минимум на три года, ни гигантского роста цен на нефть) в ближайшие несколько лет наверняка сохранится. То есть, если мы опустошим кубышку государства сейчас, этого все равно не хватит.

Какой же выход? Как сделать, чтобы банки тратили свои «лишние» деньги на финансирование российской экономики, чтобы пенсионные накопления не замораживались (их тоже тратят на латание бюджетных дыр), а предприятия и граждане были платежеспособны?

Все упирается в вопрос доверия к экономике. Элементы этого доверия тоже вполне понятны. Относительная предсказуемость курса рубля. Прозрачность налоговой политики. Уменьшение объемов воровства — ведь, кроме «полковников Захарченко», не счесть еще и настоящих «генералов» откатов и распилов. Государство должно не пенсионерам желать счастья и здоровья, потому что «денег нет», а само научиться жить по средствам.

Россия — достаточно бедная страна, да еще и находящаяся в плохой экономической форме. Эпоха дикорастущих мировых цен на нефть и газ, которая позволяла нам не думать о завтрашнем дне, кончилась. Придется вспоминать исконный смысл слова «экономика» — «умение вести дом»». Если о доме не заботиться, он зарастает бурьяном. Даже если в квартире сестры отдельно взятого полковника МВД внезапно можно найти 9 млрд рублей.