Динамика в пределах статистической погрешности, но положительная: количество просроченных кредитов уменьшилось до 17,8% от общего числа.

Вырвать эту цифру из контекста – и получится радужная картинка. Проблемных кредитов за это лето стало меньше на 12 тыс. штук. Не то чтобы совсем здорово, но хорошо же. Подумаешь, что осталось целых 13,5 млн, по данным Объединенного кредитного бюро, и что 13,6% от общего числа открытых кредитов – долги с просрочкой 90 и больше дней (а это 10,3 млн штук). Стало же меньше.

Но, во-первых, объем-то просроченных кредитов все равно вырос, почти на целого условного «полковника Захарченко», и составил 1,27 трлн рублей.

А во-вторых, просто подрос немного рынок потребительского кредитования в целом. Где-то больше, где-то меньше, а где-то совсем никак не вырос (автокредиты, например, даже немного «подсдулись»). Но в целом просто больше денег было выдано. И в этой – частью «пока еще» – положительной кредитной массе просроченных кредитов «стало» меньше.

Взять август. Только в этом летнем месяце банками было выдано 2,25 млн новых кредитов почти на 290 млрд рублей. Плюс к июлю 12% в штуках и 13% в объемах. Статистика всегда немного запаздывает, но до начала осени банки выдали 15,9 млн кредитов на 1,96 трлн рублей. Для сравнения: к августу прошлого года это плюс 4% в штуках и плюс 23% в объеме.

Вырос и каждый конкретный средний кредит. Вот от общего к частному. Средняя кредитка выросла с 30 тыс. до 58 тыс. рублей за год. Кредиты наличными «потолстели» на 19 тыс. рублей. Теперь средний кредит составляет 110 тыс. рублей. Средний автокредит был 670 тыс. рублей, стал 765 тыс. Немного, фактически номинально, снизилась только ипотека. Если раньше в среднем брали 1 590 000 рублей, то теперь – 1 580 000.

А в-третьих, свою роль сыграли продажа долгов коллекторам и списание проблемной задолженности рядом банков, которую аналитики бюро кредитных историй наблюдали в начале лета.

Вот и выходит: от той самой доли в 0,4%, на которую просроченная задолженность снизилась, осталась только «добрая надежда» на то, что это начало долгого путешествия хотя бы к тем рубежам, которые раньше казались пугающими, – 7–9% просроченной задолженности, 3–5% «безнадежных» долгов.

В конце концов, объективно к этому располагает многое. Банки сосредоточились на работе со «своими» клиентами? Сосредоточились. Некоторые даже занялись перетаскиванием чужих платящих клиентов в ряды своих. Риск-менеджмент совершенствуется? Совершенствуется, а как же. Кроме привычных кредитной истории (которая все пухнет и пухнет и, кажется, скоро начнет отражать даже овердрафты держателей дебетовых карт), ста разных скорингов и анализа работодателя, все время что-то новое принимается во внимание. «Жизнь» легче не стала? Не стала. Снижение реальных доходов населения продолжается, вот-вот грядет повышение налоговой нагрузки для самозанятой и не занятой вовсе частей населения.

«Лишь бы не было войны» и новая волна кризиса, которую пророчат в 2018 году, не оказалась настолько фатальной, какой предстает в умеренных прогнозах.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции