Внезапные перестановки в руководстве Банка России охочие до пафоса журналисты тут же окрестили «кадровой революцией». Однако настоящей революцией выглядит не смена персон (в конце концов, ни один новый начальник пока не пришел), а перемена ролей. ЦБ активно готовится к роли МЧС в экономике.

С 1863 года, когда Николай Некрасов в поэме «Мороз, Красный нос» написал про «женщин в русских селеньях» свое знаменитое «коня на скаку остановит, в горящую избу войдет», роль прекрасного пола в российской истории практически не меняется. Ровно через 100 лет после Некрасова другой поэт, Наум Коржавин, напишет по этому поводу: «Ей жить бы хотелось иначе, носить драгоценный наряд... Но кони — все скачут и скачут. А избы — горят и горят». Прошло еще полвека: все повторяется.

Эльвира Набиуллина, недавно отметившая третью годовщину пребывания на посту главы Банка России, почти все это время вместе с подчиненными под огнем критики с разных сторон и под защитным куполом похвал президента (Путин ни разу за это время не критиковал руководство ЦБ) тушит пожар в избе российской экономики. Причем разные мужчины усиленно и самозабвенно пытаются поджечь эту избу со всех сторон. Преимущественно изнутри. Поначалу казалось, что Набиуллина останется в истории как вдохновитель крупнейшей уборочной кампании в банковской системе. Теперь она невольно играет куда более масштабную роль — спасительницы рубля и российской экономики в целом.

Пожалуй, главное «революционное» кадровое решение этой недели связано вовсе не с банковским надзором. Подлинная революция в том, что за денежно-кредитную политику впервые с 1999 года, когда ЦБ вообще стал готовить подобные документы, будет отвечать лично председатель Банка России. «Вопросы денежно-кредитной политики будут курироваться мной, я возглавлю комитет по денежно-кредитной политике. Такой формат, когда за денежно-кредитную политику отвечает лично председатель Центрального банка, является вполне стандартным решением, принятым во многих странах мира», — объяснила это решение сама Набиуллина. Однако ничего стандартного для России в этом нет. Во многих странах мира глава нацбанка является одной из ключевых фигур власти — не только экономической или финансовой, а власти вообще. Но в России до недавнего времени это было явно не так. Взяв на себя личную ответственность за денежно-кредитную политику, Набиуллина автоматически повышает статус этого документа. Теперь уже нельзя будет свалить вину за недостоверные прогнозы или ошибочные действия на подчиненных. Глава ЦБ действует вопреки неписаным российским бюрократическим правилам, согласно которым первые лица любых ведомств стараются сами не отвечать ни за что. (Вспомните одного министра обороны, который не знал, что там у него делают с имуществом воинских частей прекрасные дамы.)

В банковском сообществе предсказуемо наибольшее внимание обратили на кадровые изменения в надзоре. «Проблемы с надзором существовали в ЦБ давно. Надзор всегда был большой проблемой, единственная попытка навести порядок была связана с Андреем Козловым, которого убили. И до прихода Эльвиры Сахипзадовны никто не трогал надзор. Как обычно, женщины сильнее мужчин, и я просто восторгаюсь теми усилиями, которые она предпринимает», — не скрывая эмоций заявил председатель совета директоров банковской группы Альфа-Банка Петр Авен на форуме «Атланты». По его словам, в надзорном блоке перемены были неизбежны. «Люди, которые занимаются надзором, занимаются этим много лет, и поэтому рано или поздно должны были прийти новые люди. Это было неизбежно», — отметил Авен.

Надзор ругали с разных сторон и за разное. За чрезмерную строгость. За слепоту, не позволявшую разглядеть вовремя рисование отчетности, воровство денег со вкладов клиентов и вывод активов из проблемных банков. За обилие отзывов лицензий (смертельных случаев с банками) вместо санации (профилактики и лечения болезни). Во многом эта критика справедлива. Однако если у вас за три года уходит с рынка почти треть банков, дело явно не в надзоре. Банкопад таких масштабов возможен только в случае системных проблем в экономике. Тут уже никакой надзор не спасет. Денежно-кредитная политика в идеале призвана помочь экономике избежать таких провалов. От ДКП не в последнюю очередь зависят курс рубля, уровень роста цен, доходы населения. И устойчивость банковской системы, разумеется.

Еще одним революционным изменением (правда, тут пока нет официальных подтверждений) станет возможное разделение ответственных за санацию и отзыв лицензий банков, с одной стороны, и за надзор — с другой. За надзорный блок с 17 октября официально отвечает бывший куратор денежно-кредитной политики Дмитрий Тулин (по некоторым сведениям, имевший разногласия с Эльвирой Набиуллиной по вопросу темпов снижения ключевой ставки). А за санации и отзыв лицензий, по сообщениям ряда СМИ, будет отвечать другой первый зам Набиуллиной — Сергей Швецов. Если учесть, что Банк России вскоре станет управлять санациями через фонд консолидации банков, возникает своеобразная аппаратная конкуренция «лечения» кредитных организаций и надзора за ними. И это вполне естественное разделение. В медицине больница и морг — это тоже разные учреждения с разными начальниками, хотя морги и существуют при больницах.

Так что Банк России теперь будет сам спасать больные банки, а не только очищать от них банковскую систему. Ну а фронт работы и борьбы за спасение российской экономики для ЦБ еще более обширен. Предстоит реанимировать инвестиционную и кредитную активность, не разгоняя при этом инфляцию. Создать условия для возобновления устойчивого роста экономики и хотя бы прекращения падения доходов населения. По возможности не допускать резких колебаний курса рубля (свободное курсообразование, которое так модно было критиковать, пока неплохо справляется с этой задачей). При этом влияние внешних внеэкономических шоков на российскую экономику пока никто не отменял. А события последних недель указывают на то, что вполне можно ожидать новых шоков.

Эльвира Набиуллина привыкла работать в условиях чрезвычайной экономической ситуации. Неслучайно в иностранных СМИ ее уже неоднократно называли главной спасительницей российской экономики. Покой нам только снится, и Банку России, похоже, еще долго придется продолжать эту операцию спасения. Кадровые перестановки и смена ролей в ЦБ выглядят как перегруппировка сил перед новыми временами в российской экономике, которые пока не обещают быть легче нынешних.