Проект создания национальной системы платежных карт, стал, пожалуй, самым интенсивным и ресурсоемким для всего российского банковского сообщества. Понятны цели и задачи, которые стояли перед инициаторами проекта. Однако разберемся в рыночных перспективах и подумаем о вызовах, которые карта «Мир» ставит перед рынком.

По аналогии с лестницей, банковское сообщество прошло первую ступень и «занесло ногу» над второй.

На первом этапе были сформированы правила игры, внедрено ядро системы и подготовлена первичная законодательная база.

Второй ступенью я называю комплекс мер по развитию эквайринговых сетей банков для приема национальных карт. Этот процесс оказался требовательным к временным и финансовым ресурсам. Полагаю, на старте мало кто мог посчитать, скольких средств потребует обновление программного обеспечения банкоматов и платежных терминалов. Сейчас это уже в значительной степени отработанные вопросы, и идут рабочие процессы раскрытия сетей. По моей оценке, данный этап завершится весной 2017 года.

Совершенно очевидно, что следующим шагом, который востребован регулятором и законодателем, должна стать массовая эмиссия национальных карт. И это является самой интересной и пока загадочной частью проекта.

Что мы имеем? С одной стороны, значительное регуляторное давление на участников рынка через фиксацию в законодательстве обязательного статуса национальных карт в качестве инструмента расчетов с бюджетниками. Это мощнейший драйвер, который позволит в очень короткий срок после вступления требования в силу нарастить количественную базу национальных карт до нескольких десятков миллионов. Такую меру трудно переоценить. Фактически на данном этапе нивелируется значение экономического (тарифного) развития продукта, пути, по которому развиваются текущие игроки рынка.

С другой стороны, на старте у карты «Мир» есть достаточно сбалансированный набор возможных типов тарифов, который, к сожалению, пока довольно проблематично вписывается в существующую конкурентную среду. Именно от дальнейшего развития этой компоненты, продуктового наполнения и тарифной политики зависит, по какому пути будет развиваться рынок.

Основные тренды, которые можно наблюдать в В2C-сегменте в последние годы, — рост доли премиальных карт и массовое развитие клиентских тарифов, в которых держатель карты получает те или иные преимущества (баллы, мили, возвращенный процент от трат и т. д.).

Существующая экосистема балансирует (пусть и не гладко) эти тренды с тенденциями в эквайринговом рынке, такими как планомерное снижение ставок под давлением рынка и новыми конкурентными средами. Очевидно, что новые массовые карты окажут серьезный эффект на эту экосистему.

В текущих тарифах карт «Мир» заложен потенциальный эффект для рынка в виде снижения средних ставок в эквайринге, оборотной стороной которого является снижение доходов эмитентов. Первый вывод из этой ситуации — это то, что экономика карточных продуктов будет совершенно новой.

Для того чтобы использование национальных карт не скатилось только к операциям снятия наличных в АТМ, недостаточно нарастить сеть приема карт. Экономика безналичной сферы должна быть сбалансированной с точки зрения цепочки перераспределения ценностей между участниками — эквайерами, эмитентами, торгово-сервисными предприятиями, самой платежной системой и клиентами.

Условия обслуживания карт «Мир» отличаются от привычных по международным платежным системам. От структуры портфеля по типам карт будет зависеть экономика. Например, ставки межбанковской комиссии, формирующие расходы эквайеров и доходы эмитентов, по картам «Мир» ниже, чем по картам международных систем. Это в краткосрочной перспективе хорошо для эквайеров и торговых предприятий, но плохо для эмитентов и, в долгосрочной перспективе, для роста доли безналичных платежей, так как сужает возможности банков по стимулированию держателей карт.

Какую стратегию массовой эмиссии выберут игроки рынка? Какие карты и в каком количестве будут в обороте? Какие преимущества банки смогут предоставить держателям? Какое поведение клиентов мы увидим в итоге?

Решать все эти вопросы банки и платежная система будут уже в ходе первого этапа перевода клиентов-бюджетников. По крайней мере, эффект от перераспределения карт в экосистеме все участники увидят очень быстро, индикаторами будут издержки и доходность в каналах.

А для того, чтобы карта стала по-настоящему рыночной, а не направленной только на бюджетный сегмент, усилия должны быть еще активнее. Россияне уже приучены к хорошим карточным продуктам, и участники рынка не могут это сбрасывать со счетов.

Конечно, важными направлениями работы являются эквайринг и функциональное развитие карт, и это уже следующая ступень.

Продолжится вектор развития уже распространенных на рынке технологий, таких как бесконтактная оплата, токенизация, методы секьюритизации трансакций при оплате онлайн, и движение карты «Мир» также будет в этом направлении. Это вопрос следующего года.

Итак, в перспективе года мы получим готовую внутристрановую инфраструктуру и значительную эмиссию. В течение ближайших двух лет, с большой вероятностью, продукт будет насыщен всеми современными функциональными атрибутами, без которых сейчас сложно представить банковскую карту.

От дальнейших шагов регулятора и банков будет зависеть, во что система превратится дальше. Меньше всего хотелось бы увидеть путь развития, аналогичный Isracard в Израиле. Это замкнутая в пределах страны платежная система, со слаборазвитой инфраструктурой и без перспектив развития.

Правильной является глобальная стратегия развития международного платежного инструмента, выход за пределы страны как в эмиссионной, так и в эквайринговой части. К сожалению, помимо достаточно острой конкуренции платежных систем, перспективы такой стратегии также ограничены многими факторами, лежащими вне экономической или рыночной плоскости. Но за этим точно будет интересно наблюдать в ближайшие годы.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции