Если начать возмещать в России только 90% вкладов в рамках страхового покрытия, в стране останутся буквально два банка. Остальным просто не будут нести деньги.

Когда мы в начале 2000-х годов писали закон о страховании вкладов, я думал, что нужно установить некую франшизу, то есть при отзыве лицензии у банка выплачивать клиенту, скажем, 90% от вклада по страховке, а 10% оставлять в конкурсной массе. Если хватит средств банка на выплату вкладчику оставшихся 10%, то хорошо, а если нет — значит не повезло. Тогда, в 2003 году, когда мы приняли первый вариант закона, такой франшизы в документе не оказалось. В частности, потому, что Михаил Михайлович Задорнов, тогда заместитель председателя комитета по бюджету и налогам Госдумы, настоял на том, чтобы такие «фокусы» в закон не включались. И я с ним согласился.

Почему я думал, что нужна франшиза? Потому что меня в этом убедили американцы, представители их системы страхования вкладов. Они нам сказали, что, так как у них не было этой франшизы, у них разразился страшный скандал. Кажется, это было в 1970-х годах. До этого времени их система страхования делилась на две части: для розничных (сберегательных) банков и для банков, скажем так, глобальных. Первая категория банков обслуживала граждан, принимала у них вклады. Со временем люди поняли, как работает система страхования, стали доверять банкам не больше денег, чем лимит страхового покрытия. Понимая, что деньги вернутся, вкладчики выбирали банки с самым высоким процентом. Надо сказать, что проценты отличались в десятых долях, но люди и на это обращали внимание. А банки пытались конкурировать друг с другом, эти десятые доли увеличивали и увеличивали. В конце концов банки не могли размещать средства под такие проценты в надежные активы. И стали «сыпаться». Система в итоге устояла, но с большим трудом выпуталась из этой ситуации, получив огромный кредит от государства. Поэтому американцы советовали нам ввести франшизу.

Я помню, как, стоя на трибуне Госдумы, пытался объяснить депутатам, почему нужно страховать вклады только на 90%, а Задорнов как раз был против. В итоге мы отказались от франшизы, решив, что при введении системы страхования она пока не нужна. К тому же на том этапе сумма страхового покрытия вклада составляла всего 100 тыс. рублей. Мы договорились, что введем франшизу, когда будем повышать размер страховой суммы. Так и произошло впоследствии.

А потом взмолился Александр Турбанов, первый генеральный директор Агентства по страхованию вкладов. Он сказал, что система страхования оказалась совершенно бессмысленной и не справляется со своей главной задачей — не допускать панику, когда банки теряют устойчивость. А если вкладчику что-то недоплачивают, в тот момент, когда банк «закачался» (или вкладчик думает, что банк «закачался»), он бежит туда в панике за своими деньгами. Человек понимает, что если он не заберет свои деньги, пока у банка не отозвали лицензию, то свои 10% он не получит. Посмотрите на сегодняшние ставки — в среднем 8—9% годовых: вы надеетесь получить дополнительный доход, а по факту получите меньше, чем вложили. Набеги на банки не прекратились. Поэтому в 2009 году франшизу отменили.

Слова Михаила Задорнова о намерении крупных банков лоббировать изменения в систему страхования вкладов сейчас можно примерно так «перевести» на понятный людям язык: ЦБ, где сидят профессионалы, не может уследить за банками, поэтому некоторым банкам, например крупному государственному банку, выдает «настоящую», «серьезную» лицензию, а другим банкам выдает, но как бы подмигивает одним глазом: мол, это ненастоящие, шуточные лицензии. А малограмотные граждане должны легко в этом разобраться. Они должны «посмотреть в глаза» Центральному банку и нести деньги только в «серьезные» банки. Если это сделать, то в стране останутся буквально два банка. Остальным просто не будут нести деньги. По-моему, это и является истинной целью введения франшизы.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции