Пока одной рукой государство борется с рисующими фальшивую отчетность банками, другая его рука усердно рисует фейковый федеральный бюджет. Главный урок рисования состоит в том, что оно является прямым следствием тяжелой экономической ситуации. Но не решает, а только усугубляет проблемы.

Российский бюджет, да и вся наша экономика, все более сильно начинает напоминать нарисованный очаг в каморке Папы Карло.

Газета «Ведомости» на днях взорвала тихую информационную бомбу. С виду все выглядит скучной бухгалтерской рутиной. Минэкономразвития в очередной раз скорректировало макроэкономический прогноз для России на ближайшие три года. Эка невидаль: это уже третья корректировка с начала октября. Теперь Министерство экономики ожидает роста ВВП в 2017 году на 0,6%, в 2018 году — на 1,7%, в 2019-м — на 2,1%. В предыдущем прогнозе было соответственно 0,2%, 0,9% и 1,2%. Однако прелесть истории состоит в том, что на сей раз само министерство не думает так, как написало в своем прогнозе. Рост ускорен директивно, по требованию правительства.

До этого МЭР уже исполняло сторонние прогнозные требования монетарных властей — ЦБ и Минфина: инфляция стала 4% годовых на всю ближайшую трехлетку, среднегодовой курс доллара — 67,5 рубля в 2017 году, 68,7 — в 2018-м и 71,1 рубля — в 2019-м. Нефть, согласно прогнозу, все три года будет стоить в среднем 40 долларов за баррель (забавно, что в конце 2014 года исходя именно из этой цены правительство и ЦБ рассчитывали «катастрофический» сценарий для российской экономики).

Зачем же правительство искусственно завышает рост экономики и занижает курс рубля в проекте бюджета на три года? А вот зачем. Традиционно Минфин настаивал на более крепком рубле в макропрогнозе: тогда сильнее уменьшались бы доходы бюджета, его расходы и появлялся бы шанс на сбережение резервных фондов. Однако было решено зафиксировать конкретные суммы государственных расходов на все три года, и Минфин должен любой ценой уложиться в целевые параметры дефицита бюджета: 3,2% ВВП в 2017 году, 2,2% — в 2018-м и 1,2% — в 2019-м. То есть цифры экономического роста, среднегодового курса рубля и годовой инфляции берутся с потолка с таким расчетом, чтобы подогнать под заранее определенный размер дефицита бюджета.

Проект бюджета-2017 вообще поражает воображение с разных сторон. В частности, он установит абсолютный рекорд в новейшей истории России по объему засекреченных расходов — их будет 24%. То есть даже депутаты не узнают, куда реально пойдет каждый четвертый рубль из федеральной казны. Для сравнения: в США секретные статьи расходов бюджета составляют не более 10—11%. При этом приходится тратить гигантские деньги в рамках утвержденной еще в 2010 году десятилетней программы перевооружения российской армии на 30 трлн рублей. Она уже тогда казалась многим экономистам неподъемной для страны, а экономический обвал последних трех лет сделал ее тяжеленной гирей на шее бюджета. Даже в сокращенном виде она съедает сотни миллиардов рублей ежегодно — причем эти деньги идут не на само производство пушек (которые, как известно, на масло не намажешь), а на погашение заведомо невозвратных кредитов оборонных предприятий. Второй крупнейшей статьей расходов бюджета остаются пенсии, даже несмотря на то, что два года подряд их не удавалось индексировать на размер реальной инфляции. В 2017 году, если доходы населения продолжат падать и тем самым удержат темпы роста цен на рекордно низких с момента распада СССР значениях, арифметически повысить пенсии в пределах реальной инфляции будет чуть легче.

Ни одну из этих статей без ущерба для себя государство радикально секвестировать не может. Нельзя же моментально перестать платить пенсии или разом разорить большинство оборонных предприятий (хотя последнее для страны, пожалуй, даже безопаснее). К слову, засекреченные статьи расходов в проекте бюджета-2017 есть не только в разделе «Национальная оборона и безопасность», но, и, например, в таком мирном разделе, как «ЖКХ».

Фальсификацией экономической отчетности нас не удивишь — еще в советские времена шутки и анекдоты про статистику появлялись с завидным постоянством. Просто и тогда, и сейчас эти нарисованные цифры чаще всего были не действиями сознательных коварных злоумышленников, а попытками прикрыть экономическую наготу фиговым листком лжестатистики.

Понять подобные действия не значит простить. В банках рисование отчетности зачастую помогает их руководству и собственникам тупо (или умно) воровать деньги. В государственном бюджете такое рисование нужно не столько для воровства, сколько для приукрашивания действительности на словах и сведения концов с концами на бумаге. Жаль только, нарисованные деньги у нас пока не принимают в счет оплаты товаров и услуг.