Если внимательно посмотреть, кто и почему вдруг поднял тему введения налога на вклады, можно понять, что возникла она не совсем случайно. И дело вовсе не в интересах государства или в оживлении роста экономики.

Вчерашнее сенсационное заявление о возможном введении налога на вклады, автором которого стал заместитель министра финансов Алексей Моисеев, позже было им же и опровергнуто. Но осадочек остался. Причем в первую очередь даже не от очередной инициативы по изъятию денег у населения, а от объяснения причин такого шага и авторства заявления.

Напомню, о налоге на вклады Моисеев заговорил не просто так, а отвечая на вопрос корреспондента биржевого издания Financial One о перспективах перетока денег граждан из банков на фондовый рынок. Возможное введение налога замминистра назвал в качестве одной из «долгосрочных мер», которые Минфин должен реализовать, чтобы привлечь деньги людей на биржу.

Обратите внимание на разницу подходов. Отраслевой журналист рассматривает приток денег населения на фондовый рынок как «природное явление» и спрашивает лишь о прогнозах и перспективах. Чиновник же воспринимает обеспечение этого притока как задачу, которую надо решать административными методами, ухудшая ситуацию с альтернативными вариантами накопления и инвестирования (то есть с депозитами). Что-то вроде «загоним неразумных банковских вкладчиков поганой метлой в светлое будущее торговли на бирже». Но зачем?

Может быть, ради экономического роста? Алексей Моисеев, кажется, намекает, что деньги населения в банках просто «лежат», «хранятся» и «не работают». А вот если выдавить их на биржу — тут-то они и начнут эффективно «крутиться», принося пользу экономике. Но это совсем не так.

Деньги в банках точно так же работают — и в виде кредитов бизнесу (что приводит к увеличению предложения товаров и услуг), и в виде кредитов населению (увеличение спроса), и в виде инвестиций и спекуляций на фондовом рынке. При этом предполагается, что деньгами управляют специально обученные профессионалы, хорошо разбирающиеся в финансах и инвестициях. В отличие от «населения», в массе не имеющего ни соответствующей подготовки, ни опыта, ни времени во всем этом разбираться.

Изымая деньги из банков и заставляя население нести их на фондовый рынок, государство просто перекладывает средства из одного кармана в другой, более дырявый. С точки зрения экономики это бессмысленное действие, не приводящее ни к каким последствиям.

Тогда к чему все эти разговоры? Попытка выдавить деньги населения из банков в небанковскую сферу административными методами в случае успеха принесет большую прибыль участникам рынка: инвестбанкам, управляющим компаниям, брокерам, бирже. Но зачем это нужно заместителю министра финансов Алексею Моисееву? Многое станет понятно, если обратиться к биографии чиновника: большую часть трудовой жизни он провел в инвесткомпаниях и инвестбанках. То есть участники фондового рынка — это его коллеги, друзья и деловые партнеры. А «обычные» банкиры — бывшие конкуренты. Ответ прост: человек заботится об интересах «родной» отрасли.

Вчерашняя «как бы оговорка» чиновника сама по себе ничего не значит и ни к чему серьезному не приведет. Это всего лишь небольшой эпизод лоббистского противостояния в органах власти: кто-то выступает на стороне банков, кто-то — на стороне участников фондового рынка. Лоббисты периодически наносят бюрократические и пиар-удары друг другу, пытаясь понемногу склонять финансовые потоки в сторону то одной, то другой дружественной части финансовой индустрии. Обычная история.

Жаль только, что на стороне населения в правительстве никто не выступает.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции