Банк России сообщил, что разработал концепцию регулирования краудфандинга, о чем его давно просили участники рынка. Так давно просили, что регулировать скоро будет почти нечего — рынок краудфандинга радикально меняется, а ЦБ за ним не успевает.

Если вдруг кто-то до сих пор не знает, напомню: краудфандинг — это «финансирование толпой», метод получения денег на реализацию некоего проекта от множества не связанных между собой людей. Обычно сбор производится через специализированный сайт, который берет процент за обслуживание участников процесса.

Под «проектом» можно понимать что угодно: от покупки билета для «путешествия мечты» до создания уникального велосипеда и запуска его в серийное производство; от записи альбома музыкальной группы до инвестиций в многоквартирный дом для получения доходов от аренды.

Как легко заметить, краудфандинг бывает некоммерческий («сами мы не местные, помогите кто чем может»), коммерческий (по сути, предзаказ на товар) и инвестиционный (групповые вложения в приносящие доход активы). Последний вариант еще называют краудинвестициями.

Существует краудфандинг в Интернете уже много лет, но до сих пор ни ЦБ, ни правительство, ни законодатели не озаботились придумать для него специальный закон или общие правила, о чем их давно просят участники рынка. Дело вовсе не в том, что владельцы таких площадок — бюрократические мазохисты и мечтают, чтобы их пожестче отрегулировали. Просто существующие законы, касающиеся финансовых операций, так устроены, что краудфандинг оказался в «серой» зоне. С одной стороны, если вывернуться наизнанку, можно найти некую законную форму отношений между площадкой, «донором» (он же инвестор, покупатель, даритель, «бэкер» и т. д.) и получателем средств. Но с другой — эта форма отношений получится такой сложной и искусственной, что немедленно вызовет подозрения у любых проверяющих органов. И вот настал этот прекрасный день: Банк России сообщил, что придумал концепцию по данному вопросу.

В пресс-релизе о концепции регулирования краудфандинга ЦБ перечисляет три направления этого самого регулирования: площадки; эмитенты ценных бумаг, предлагаемых на площадках; кредиторы (или инвесторы), вкладывающие деньги через площадку. Дальше говорится о типах вложений: это займы, пожертвования, инвестирование в акции и облигации, а также «финансирование проекта» для получения продукта (по сути, оплаченный предзаказ).

Вроде бы все логично и разумно. Но проблема в том, что подобные действия, которые еще только планируются на неопределенное будущее, имели бы смысл лет пять назад. Сегодня «классический» краудфандинг уже немного напоминает динозавра, под ногами которого снуют какие-то странные существа — млекопитающие. И судьба этого динозавра предрешена.

Современный краудфандинг проходит в виде «первичного размещения монет» (ICO) на различных блокчейн-площадках. «Монеты», или «токены», как их еще называют, могут иметь практически любые свойства, определяемые их создателем, — быть похожими на деньги, облигации, акции, фьючерсы или на смесь всего сразу. Их создание, распределение, продажа, последующий оборот и при необходимости выплата вознаграждения производятся автоматически на основе заранее запрограммированных «умных контрактов», работающих в распределенной компьютерной сети.

Например, прямо сейчас проходит краудфандинг русскоязычной социальной блог-платформы, в которой записи хранятся в блокчейне, а авторы получают вознаграждение во внутренней криптовалюте, имеющей стоимость и в «обычных» деньгах. Судя по первым результатам, там будет собрано несколько десятков миллионов рублей от пары тысяч участников. Масштаб, которому позавидует любая российская крауд-площадка.

Регулировать такие проекты Центробанк еще не научился: у них нет ни юридического лица, ни адреса офиса, ни счета в банке, ни даже отдельного сервера, который можно было бы изъять для проверки. Еще сложнее будет регулировать крауд-проекты в сетях Ethereum или Waves, специально предназначенных для создания цифровых активов и правил их работы (смарт-контрактов).

Единственный объект регулирования, который никуда не денется от зоркого ока ЦБ, — это продажа акций и облигаций небольших «обычных» компаний, занимающихся бизнесом и имеющих юридическое лицо, физический адрес и большую круглую печать. Но подобные продажи незачем называть «краудфандингом» — это совершенно стандартные сделки по привлечению финансирования.

Конечно, нельзя говорить, что появление новой технологии сразу и полностью уничтожит нынешний рынок «обычного» краудфандинга. Люди инертны, а размещение заявки на сайте проще и привычнее, чем написание смарт-контракта. Поэтому какое-то время собиратели «денег толпы» будут наслаждаться вниманием ЦБ к каждому своему чиху. Что тоже хорошо: регулирование наверняка подтолкнет их к переходу в более свободный и эффективный мир блокчейн-технологий.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции