Или «поможет». В зависимости от того, с какой точки зрения посмотреть на недавние рекомендации Всемирного банка относительно российского института кредитных историй.

Радует, что специалисты Всемирного банка так высоко оценили наш 218-ФЗ «О кредитных историях» и признали его одним из лучших в мире. Он и правда хорош. Но некоторые рекомендации, озвученные в докладе организации «Оценка системы защиты прав и несостоятельности кредиторов и должников», мягко говоря, дискуссионны.

Так, среди прочего эксперты считают, что нечего хранить кредитные истории 15 лет после внесения последней записи, можно ограничиться 5—7 годами, как это принято «у них там». Довод: неактуальные на момент проверки данные могут исказить общую картину по заемщику. Он уже, например, давно «белый и пушистый» и донельзя аккуратный в плане исполнения любых обязательств, а в кредитной истории просрочка 120+ за дремучий год: и все, никакого кредита.

Всемирному банку ответил глава Национального бюро кредитных историй Александр Викулин, который назвал сокращение сроков хранения кредитной истории преждевременным для России. И это так, помимо того, что… не нужно вообще. Не только для нашей страны, а в принципе. Да, своего рода кредитная амнистия, хотя и в таком, усеченном виде, вне всякого сомнения сыграла бы на руку заемщикам с небезупречной репутацией. Раз — и через 5—7 лет ты уже вроде не злостный неплательщик, не банкрот и не уклонист, имеешь «чистый лист» и можешь кредитоваться без проблем (хотя как без проблем, с пустой кредитной историей поди вообще кредит получи). Но с точки зрения оценки рисков для банков это была бы потеря. Хотя наибольшую важность имеют данные о платежной дисциплине за последние 2—3 года, знать о том, что у человека был негативный или крайне негативный опыт в прошлом, все-таки нужно. Отчасти даже для блага самого заемщика.

Второе предложение экспертов Всемирного банка — писать в кредитной истории, что причиной отказа стало качество самой кредитной истории, если это так. Мера могла бы способствовать усилению контроля заемщиков за своим главным банковским документом.

И вот это хорошо безусловно. Сейчас ведь неудовлетворительное качество документа за какими только формулировками не скрывается. Вот поди знай, что «несоответствие требованиям банка» — это именно и конкретно твоя случайная просрочка 30+ полгода назад. Можно даже ничего не писать, но хотя бы обязать банкиров сообщать устно причину отказа — было бы славно.

Третье предложение ВБ — отмена пункта о необходимости получения согласия заемщика о передаче данных в бюро кредитных историй. Слегка избыточное. Да, теоретически отказаться от передачи данных в бюро кредитных историй можно. Фактически — не выйдет ничего с самим кредитом, если попытаться это сделать. Даже если ты «сверхвлиятельный заемщик», на которых упирают эксперты. Это как с отказом на право проверки кредитной истории до заключения договора. Не даешь согласия на проверку — воля твоя, но кредит тогда, чур, бери в другом месте. Каком-нибудь. Не сейчас и не здесь.

Лично я бы на месте экспертов ВБ рекомендовал нашему институту кредитных историй глобально только одно. Созвониться, что ли, уже с коллегами из других стран и разработать стандарты совместной работы с целью открыть (упростить) российскому заемщику путь в иностранные банки. За дешевыми по российским меркам кредитами. Интенция слегка экстремистская, согласен: кто же будет брать кредит под 15% годовых, когда можно под 2—4%? И нашим банкам что-то с этим явно придется делать. И вообще, экономика возьмет да как пошатнется. Но «работать на капиталистов» мне как заемщику кажется более предпочтительным, чем переплачивать своим в 5—7 раз. Как вы думаете?

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции