Некоторые руководители финансово-экономических ведомств в 2009 году заявляли: финансовая стабильность в России позволяет говорить, что в стране может быть всего 500 банков. «Мечта» практически сбылась: на конец 2016 года в стране осталось 575 банков, хотя еще в начале 2010-го было более тысячи.

В последние годы регулятор отзывал почти по сотне лицензий в год. И нет уверенности, что подход к этому вопросу кардинально изменился. Первый заместитель председателя банка России Дмитрий Тулин в своем недавнем интервью говорил, что «процесс оздоровления будет достаточно длительное время сопровождаться уменьшением количества банков», а на завершение процесса оздоровления банковского сектора «уйдет еще 3—5 лет».

В нынешней ситуации возникает логичный вопрос: сколько банков останется в стране после этой расчистки? Достаточным ли будет их количество для эффективного обслуживания интересов бизнеса и населения страны? И не пора ли в связи с этим Банку России внести определенные коррективы в процесс оздоровления (как это называет регулятор) банковского сектора?

Обратимся к международному опыту, на который любят ссылаться сторонники сокращения числа банков в нашей стране. В ряде стран наблюдается некоторое снижение количества банков за последнее десятилетие, но везде в приоритете конкуренция банков разного уровня, а никак не ограничительные меры, отсекающие некрупные банки от больших проектов. И нигде сокращение числа банков не идет с такой скоростью, как в России.

Согласно данным Европейской банковской федерации, в Германии более 1,8 тыс. банков, в Австрии — более 700, во Франции — около 500. Не говоря уже о США, где функционируют более 5 тыс. банков. Если идти путем формальной оценки необходимого количества банков, для России с учетом населения и масштабов страны, а также с учетом того, что уровень процентных ставок и стоимости банковских услуг оставляет желать лучшего, даже количество банков выше тысячи не будет достаточно для покрытия нужд экономики. Эксперты, которые ориентируются на «европейский уровень» числа банков, по идее, давно должны были бы выражать обеспокоенность относительно недостаточного количества банков и банковских услуг, особенно в регионах, и высокой стоимости этих услуг.

Необходимо принять во внимание, что, согласно данным МВФ, уровень доступности финансовых услуг в России существенно уступает данному показателю в Западной Европе. Поэтому России стоит ориентироваться на страны, имеющие многовековую историю развития финансовых институтов, пытаясь не опередить их на пути сокращения количества банков, а достичь их уровня охвата банковскими услугами (то, что мы называем банкизацией страны). А потом уже ставить вопрос о перенасыщении банковскими услугами и уменьшении числа банков. Критериями перенасыщенности являются низкая цена и высокий уровень конкуренции, чего мы сейчас не наблюдаем.

Сокращение числа финансовых институтов — один из шагов, снижающих конкуренцию на рынке. А к чему это приводит, нам хорошо известно.

В первую очередь, отсутствие конкуренции приводит к росту издержек для клиентов, поскольку монополизация позволяет беспрепятственно повышать тарифы на услуги. В качестве примера могу привести ситуацию, когда одна очень крупная авиакомпания повысила свои тарифы почти на 20% и за счет этого отчиталась о 24-кратном росте годовой прибыли. Или 15-летний рост тарифов в ряде секторов, которые в разы, а в некоторых случаях и десятикратно увеличили стоимость продукта на монопольном рынке.

Снижение конкуренции и «выкашивание» небольших участников рынка также приводят к ухудшению качества обслуживания клиентов. Некрупные банки в регионах гораздо лучше знают и чувствуют нужды своего клиента (зачастую тоже небольшого), чем крупные глобальные кредитные организации, для которых такой клиент — лишь «винтик» в их конвейерах. Кроме того, несмотря на активное развитие финансовых технологий в последние годы, для очень многих клиентов физическое присутствие банковского офиса в его регионе крайне важно, в том числе с учетом уровня финансовой грамотности отдельных клиентов. И не всегда такими банками — партнерами и консультантами — готовы выступать филиалы крупнейших кредитных организаций.

Хотят ли наши властные структуры добиться роста тарифов и ухудшения качества банковского обслуживания? Уверен, что регуляторы не ставят этой задачи. Но, если спрогнозировать некоторые последствия принимаемых ими решений, можно с высокой степенью вероятности предположить именно такой сценарий развития событий.

Руководители Банка России постоянно заявляют, что не ставят и никогда не ставили целью сокращение количества банков. Что никаких «целевых уровней» по количеству банков в России нет и быть не может. Банковское сообщество охотно верит этим словам, но от месяца к месяцу наблюдает, как тают его ряды. И вместе с этим видит явное ухудшение конкурентной среды.

Мы всецело поддерживаем необходимость оздоровления банковской системы и повышения ее финансовой устойчивости. Но можно ли считать показателем финансовой устойчивости еженедельный отзыв лицензий, как это было в 2015—2016 годах?

Поэтому возникают вопросы к методам оздоровления системы. Ведь оздоравливать можно разными способами — лечить заболевших, ставя их на ноги, или наблюдать за смертью пациентов, относя затем тела на кладбище. Мы неоднократно ставили вопрос о необходимости изменения соотношения между количеством отзывов банковских лицензий и количеством банков, отправленных на финансовое оздоровление. И продолжаем это делать.

Ответ на вопрос, сколько нужно банков, может дать только рынок, причем рынок конкурентный. Административное давление и установление искусственных барьеров в деятельности кредитных организаций вредно для развития. Цивилизованное вмешательство государства нужно, но прежде всего для обеспечения конкуренции, а не для ее сокращения. Сейчас же мы видим принятие ровно противоположных мер — ограничение доступа банков к государственным средствам исходя из размера капитала, планируемое введение системы «второсортности» банков под предлогом пропорционального регулирования и т. д.

России нужно такое количество банков, которое обеспечило бы эффективное развитие экономики, увеличило бы проникновение финансовых услуг, учитывало бы реальные проблемы малых предприятий с учетом их специфики деятельности и региона базирования. И статистика, и простой здравый смысл показывают: дальнейшее сокращение банков не способствует решению данных задач.

P. S. Апологеты сокращения числа банков в России из разных ведомств и экспертных групп прибегают к различным способам аргументации своей точки зрения. Один из любопытных аргументов звучит следующим образом: «Ведь хватает же на нашу страну 5—6 операторов сотовой связи, так почему же банков должно быть гораздо больше?» Из такого рода рассуждений делается вывод, что 200 банков для нашей страны — чуть ли не предел мечтаний. Причем подобного рода точку зрения высказывают эксперты достаточно серьезного административного статуса, к их мнению многие прислушиваются как к весьма авторитетному.

Но давайте чуть-чуть погрузимся в проблему. Действительно, нашу страну охватывают сети всего нескольких операторов сотовой связи. Кстати, исключительно частных компаний, конкуренция между которыми существенно отличается от конкуренции между частными и государственными игроками в банковской системе. Но не благодаря ли узкому кругу конкурирующих компаний сотовой связи до сих пор сохраняется внутристрановой роуминг, который во всем мире является нонсенсом.

И самое главное: как бы высоко мы ни оценивали роль современных систем сотовой связи, разве можно сравнивать их с банковским сектором, имеющим накопленный столетиями опыт работы? Сложно перечислить весь объем функций, которые выполняет банковская система: она включает в себя множество социальных, правовых, психологических инструментов прямой и обратной связи, пронизывающих отношения в государстве, обществе, экономике, в бизнесе и в семье.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции