Санация опасна для вашего здоровья
Санация крупных банков может оказать негативное влияние на всю российскую экономику
Фото: Fotolia/rosieapples

Банк России, приняв решение о санации банка «ФК Открытие» и Бинбанка и взяв этот процесс под свой контроль, смог сохранить стабильность в банковской системе в период, когда после относительной стабилизации в 2016 году ситуация в секторе вновь ухудшилась. Клиенты банков не пострадали, а эмиссия более чем в 800 млрд рублей (столько уже ушло на поддержку «Открытия») осталась внутри банковской системы и не способствовала разгону инфляции. Но в долгосрочной перспективе ситуация может оказаться куда менее радужной, предупреждают аналитики международного рейтингового агентства Standard and Poor's.

В ближайшие годы, по мнению экспертов агентства, помощь Банка России может понадобиться еще как минимум двум относительно крупным частным банкам, а последствия санаций в конечном счете ощутят федеральный бюджет и налогоплательщики.

Волатильность прибыли как фискальный риск

По данным S&P, за прошедшие несколько лет размер средств, выданных Банком России на санацию банков, и расходов на выплаты, связанные со страхованием вкладов, превысил 2% ВВП. «Объем этих средств вырастет с учетом мер по спасению банка «ФК Открытие» и может стать еще больше, если другим относительно крупным частным банкам тоже потребуется помощь Банка России», — говорит директор группы «Суверенные рейтинги» S&P Карен Вартапетов.

Он опасается, что применение к проблемным банкам нового механизма санации, в рамках которого ЦБ берет такой банк в собственность, докапитализирует его за счет подконтрольного ему Фонда консолидации банковского сектора и при необходимости предоставляет ему дополнительную ликвидность, в долгосрочной перспективе (не ранее чем через три-четыре года или позднее) окажет давление на федеральный бюджет. «Несмотря на то что механизм санации банковской системы не предусматривает прямое использование бюджетных средств (санация проводится за счет резервов Банка России либо за счет дополнительной эмиссии. — Прим. Банки.ру), в долгосрочной перспективе он может привести как к падению доходов бюджета, так и к возникновению рисков дополнительных расходов на поддержку финансовых рынков», — объясняет Вартапетов.

К таким выводам он и его коллеги пришли на основании трех факторов.

Во-первых, санируемые банки, которые ЦБ фактически взял на баланс, пока убыточны, причем убытки колоссальные (совокупный чистый убыток групп «ФК Открытие» и Бинбанка по РСБУ за девять месяцев составил 466 млрд рублей). Есть риск, что в долгосрочной перспективе это скажется на прибыли регулятора, часть которой в виде дивидендов перечисляется в бюджет. То есть для бюджета это выпадающие доходы.

Во-вторых, если ликвидность, которая предоставляется банком, попадает на рынок, то ЦБ, как правило, начинает ее абсорбировать. «Для этого нужно выпустить какие-то ценные бумаги либо сделать привлекательным размещение средств на своих депозитах. Это дополнительные расходы, и это тоже влияет на прибыль», — объясняет Вартапетов. Стерилизовать такие объемы полностью сложно, и крупная эмиссия в рамках потенциальной очередной санации в долгосрочной перспективе несет риск разгона инфляции. «Сейчас для эмиссии удачный момент: инфляция находится на рекордно низких уровнях, и даже если 1 триллион рублей выльется на рынок, ЦБ все равно сохранит инфляцию на уровне таргета. Но таких инфляционных показателей удалось добиться благодаря сочетанию сразу нескольких позитивных временных факторов, и не факт, что такая ситуация вновь повторится. Мы считаем инфляционные риски умеренными», — подчеркивает руководитель группы «Суверенные рейтинги» S&P.

Огосударствление банков как фискальный риск

Третий фактор — «долгосрочный и пока еще непонятный» — будущий собственник санируемых банков. ЦБ неоднократно заверял, что не намерен ни оставлять их в собственности государства, ни «передавать» государственным банкам. Регулятор рассчитывает подготовить «ФК Открытие» и Бинбанк к продаже за три-четыре года. Найти частного инвестора к этому моменту, по мнению Вартапетова, скорее всего, не удастся (в силу неустойчивости банковского сектора и риска ослабления доверия участников рынка к действиям регулятора). Если ЦБ хочет вернуть эти банки на рынок, то они все же станут частью существующих госбанков.

«Возможно, им (госбанкам. — Прим. Банки.ру) их продадут. У крупных госбанков есть возможность интегрировать крупный частный банк. И такие слияния и присоединения, как правило, происходят при задействовании бюджета, — предполагает Вартапетов. — Конечно, ЦБ может сказать, что изучил баланс санируемых банков, что очистит их от проблемных активов и так далее. Но исторический опыт показывает, что госбанки получают в капитал деньги из бюджета на интеграцию новых банков. То есть государство, возможно, будет частично помогать тем госбанкам, которые возьмут санируемые банки на баланс. Это долгосрочный риск, но он, безусловно, фискальный».

У крупных госбанков есть возможность интегрировать крупный частный банк. И такие слияния и присоединения, как правило, происходят при задействовании бюджета.

Скепсис Вартапетова относительно приватизации санируемых банков основан, в частности, на истории оздоровления банка «Глобэкс» и Связь-Банка, который в 2008 году был взят под контроль Внешэкономбанка с перспективной оздоровления и продажи, но так и остался под управлением ВЭБа. «Произносились подобные слова, что ВЭБ возьмет на баланс, что им помогут, что ЦБ пойдет навстречу, сначала санируют, потом продадут. Но до сих пор все в подвешенном состоянии. Никто не покупает, проблемы остаются острыми. И фактически за это отвечает бюджет», — отмечает он.

Минфин не разделяет опасений Вартапетова и его коллег касательно возможных последствий санации для бюджета. Как утверждает замминистра финансов Владимир Колычев, ЦБ компенсирует расходы на спасение банков в том числе за счет активов их собственников: «И собственники банков, и связанные стороны, которые участвовали в финансово-промышленных группах, несут реальные потери, потери активов». Как уточнял замглавы ЦБ Василий Поздышев 31 октября, на баланс группы Бинбанка уже поступили некоторые активы ее собственников, включая акции «Русснефти» (нефтяной бизнес — один из профильных для Михаила Гуцериева). ЦБ, Бинбанк и «Русснефть» не раскрывают размер переданной доли, но источники «Ведомостей», близкие к Бинбанку, утверждают, что она не превышает 4% (исходя из котировок акций «Русснефти» на Московской бирже, 31 октября такой пакет стоил 6 млрд рублей). В числе названных Поздышевым активов также не было акций принадлежащих Гуцериеву гостиниц (еще один профильный бизнес ключевого владельца Бинбанка).

Огосударствление банков как риск для экономики

Переход «Открытия» и Бинбанка под контроль государства не несет проблем в краткосрочной перспективе, но в долгосрочной это чревато сдерживанием роста экономики и разгоном инфляции, полагает научный сотрудник Центра комплексных европейских и международных исследований (ЦКЕМИ) Высшей школы экономики Марсель Салихов. «Банковская система становится совсем государственной. Непонятно, в чем будет конкуренция и насколько эффективно будут перераспределяться финансовые ресурсы. По сути, если смотреть на уровне макроэкономики, финансовая система просто перераспределяет средства от сберегающих агентов к инвестирующим, и хорошая финансовая система это делает эффективно. То есть распределяет тем, кто нуждается в инвестициях и кредитах больше всего, и обеспечивает возврат этих кредитов. А когда государственные институты появляются и их становится слишком много, есть опасения по поводу того, насколько эффективно они принимают решения. Руководствуются они бизнес-логикой или какими-то другими соображениями. Взять ВЭБ — это такой яркий пример плохого функционирования госбанка. Хотим ли мы, чтобы наша банковская система напоминала ВЭБ? Вряд ли. Компании, которые нуждаются в кредитах, не могут их получить, а те, у кого есть связи или лоббистские ресурсы, могут получить средства по низким ставкам, а потом их не возвращать», — поясняет Салихов.

Компании, которые нуждаются в кредитах, не могут их получить, а те, у кого есть связи или лоббистские ресурсы, могут получить средства по низким ставкам, а потом их не возвращать.

Сейчас государство контролирует более 60% совокупных банковских активов, что, соглашаются аналитики как S&P, так и Moody's и Fitch, ослабляет конкуренцию, усиливая влияние ограниченного числа финансовых институтов. И потенциально может поднять вопрос о доверии к политике ЦБ, который сейчас совмещает функции собственника и регулятора. Крупные банки с государственным участием получают преимущество в силу более дешевого фондирования и перетока туда клиентов, по мнению которых, такие банки более надежны.

Аналитики Moody's и S&P считают, что в 2017 и 2018 годах темпы роста ВВП России не превысят 2%, как того ожидает Минэкономразвития. По оценкам S&P, низкие цены на сырьевые товары, санкции, отсутствие структурных реформ и туманные перспективы их проведения после президентских выборов в марте 2018 года существенно ограничат темпы роста экономики до 2020 года и в долгосрочной перспективе.

Екатерина МАРХУЛИЯ, Banki.ru