​Что он наделал: год с Дональдом Трампом
Не так страшен Дональд Трамп, как его малюют
Фото: Pablo Martinez Monsivais/TASS

Год назад Америка удивила (и даже испугала) мир, выбрав в президенты бизнесмена с нулем политического опыта Дональда Джона Трампа. Чем удивил мир Трамп за первый год своего правления? Насколько сбылись страхи и надежды, связанные с его правлением? И что ждать от него дальше — в том числе экономике?

Король непопулярности

Согласно опросу, проведенному газетой The Washington Post и телеканалом ABС, рейтинг популярности Дональда Трампа по итогам девяти месяцев на посту президента (официально правление Трампа началось 20 января 2017 года) стал самым низким среди всех глав США за последние 70 лет. Работу Трампа поддерживают меньше четырех из десяти американцев — 37%. Не согласны с его политикой 59% респондентов. Почти две трети респондентов заявили, что Трамп за время пребывания на посту не сделал ничего. Предшественников Трампа в аналогичный период президентства поддерживали от 51% (Джимми Картер) до 89% (Джордж Буш — младший) граждан США.

Трампу удалось разочаровать почти всех: и противников, и сторонников. Мир не рухнул, третья мировая не началась, но и Америка не стала лучшим другом России. И все же накануне годовщины начала работы в Белом доме Трамп, кажется, подготовил для мировой общественности несколько ярких событий.

Любит — не любит. Гадания на Трампа

Отменит ли Америка санкции против России после победы Дональда Трампа на выборах президента США? Глава Минэкономразвития РФ Алексей Улюкаев считает, что шансы есть. Банки.ру попросил экономистов и аналитиков оценить шансы на снятие санкций и перспективы нашей экономики, если такое счастье случится.

Санкции: а мы крепчаем

Одной из тех стран, кто хотел победы Трампа, несомненно, была Россия. А также те страны ЕС, которые понесли наибольшие потери из-за санкционной войны с Россией.

На прошедшем в октябре в Вероне Х Евразийском экономическом форуме глава банка «Интеза» Антонио Фаллико сказал: «Санкции нанесли экономике ущерб в 350 миллиардов долларов. Потери понесли в основном Европа и Россия. А вот США, наоборот, заработали от санкций». Потери ЕС и России — не только ограничения в торговле, но и отказ от ряда проектов и инвестиций. Годом ранее в интервью Банки.ру Антонио Фаллико говорил о возможной скорой отмене санкций, поскольку они абсолютно не выгодны ни России, ни Европе. Причем, по его словам, эта отмена была бы настолько целесообразна экономически, что ожидать ее следовало бы при любом результате выборов в США. Хотя, конечно, по мнению Фаллико, эта отмена была бы более быстрой и решительной при победе Трампа.

Трамп победил, но санкции еще более усилились. В конце октября The New Times опубликовала список 39 российских предприятий, которые могут пострадать от новых санкций, закон о которых Трамп подписал еще в августе. Более того, если раньше под санкции попадали также американские компании (или компании, работающие в США), которые ведут дела с подсанкционными российскими физическими и юридическими лицами, то теперь Штаты будут карать также и бизнес из других стран за их связи с кем-либо из санкционного списка. Например, иностранным — неамериканским — банкам могут закрыть корреспондентские счета в США. Новый закон вступит в силу с конца января 2018 года.

Для России это означает, помимо прочего, очередную волну давления на рубль. Мы уже видели это в середине 2017 года. Вообще, в уходящем году рубль сильнее реагировал на политику, чем на нефть. Так, в первой половине 2017-го на рынке ожидали снижения антироссийской риторики со стороны США, что стало одной из причин укрепления рубля. Но когда стало ясно, что первая встреча президентов России и США в июле в Германии не принесла позитивных изменений, рубль стал падать. Причем разворот курса российской валюты произошел почти в то же время, что и разворот нефти: после долгой коррекции она наконец пошла в рост. Очередное движение вниз эксперты ожидают ближе к концу этого — началу следующего года.

Забор: посторонним вход запрещен

Одним из самых скандальных заявлений Трампа-кандидата стало обещание построить стену на границе между США и Мексикой, чтобы предотвратить наплыв нелегальных мигрантов. Причем Трамп настаивал на том, что оплатить этот проект должна именно Мексика. Мексиканские власти, естественно, продолжают сопротивляться такому предложению. Но первые образцы будущей стены в последних числах октября все же были возведены на границе двух стран.

Восемь образцов, сделанные из бетона и металла, должны быть устойчивыми к подкопу, подрыву, перелазу и прочим повреждениям. А также, что немаловажно, «быть привлекательными со стороны США». Через месяц, когда бетон окончательно затвердеет, начнутся испытания, которые продлятся еще 1—2 месяца, после чего будут определены финалисты. Ну а там дело за малым: убедить конгресс выделить 1,6 млрд долларов для строительства первых 74 миль стены. Дело не кажется таким уж безнадежным, учитывая, что 20 млн долларов для изготовления образцов конгресс все же выдал.

Впрочем, стена между США и Мексикой стала прежде всего символом миграционной политики Дональда Трампа. Точнее, его антимиграционной политики и обещания отправить по домам 11 млн мигрантов. До этой цифры пока далеко, но разгон Трамп взял хороший.

В первые дни на посту президента Дональд Трамп подписал указ, который на 90 дней запрещал въезд в страну граждан семи стран: Сирии, Ирана, Ирака, Судана, Ливии, Сомали, Йемена. Федеральный суд в Бруклине приостановил действие указа, но Трамп уже в марте подписал новый, исключив из списка Ирак.

Но гораздо более важным стало для Америки решение Трампа отменить инициированный в 2012 году Бараком Обамой закон, согласно которому дети нелегальных мигрантов, прибывшие в США с родителями, получили право на отсрочку от депортации. А по сути продлеваемое каждые два года разрешение на работу. Теперь же депортация грозит 800 тыс. человек. На улицах США демонстрации, но Трамп неумолим: с экранов телевизоров он говорит о том, что его сердце обливается кровью от решения депортировать тех, кто уже вырос в США, но закон, принятый Обамой, противоречил Конституции и, значит, должен быть отменен. Ничего личного.

Кроме того, Трамп заявил о поддержке законопроекта, ужесточающего правила иммиграции, — по его словам, его принятие станет «самой значительной реформой нашей иммиграционной системы за половину столетия». Суть законопроекта состоит в том, что разрешение на въезд в США получат только те мигранты, которые уже говорят по-английски и финансово обеспечивают себя и свою семью. Пособия, назначаемого автоматически, больше не будет.

Глобальная экономика: апокалипсис откладывается

Победа Трампа казалась насколько маловероятной, что большинство аналитиков не закладывали ее в свои прогнозы. И это означало, что, победи Трамп, на рынок бы пришла турбулентность, доллар пошел бы вниз, а, например, золото — вверх. «Если вы отъявленный спекулянт, то можете встать в короткую позицию по доллару, то есть поставить на снижение курса. Но я оцениваю шансы Трампа победить как 20% по сравнению с 80% у Клинтон», — сказал эксперт по глобальным финансам и автор серии книг «Война валют» Сун Хенбин в интервью Банки.ру год назад.

Доллар действительно ослаб за минувший год на 4,6%, но вряд ли в этом есть «заслуга» Трампа. «Текущая относительная слабость доллара скорее связана с поведением ФРС, нежели с неудачами реформ Трампа», — говорит руководитель управления торговых стратегий Dukascopy Bank SA Даниил Егоров. И, скорее всего, администрация президента Трампа будет всеми силами стараться снижать курсовую стоимость доллара и дальше, хотя бы для проведения торговых реформ и для развития внутреннего производства. «Кроме того, слабый доллар является фактором, положительно влияющим на инфляцию, а, судя по риторике Трампа, по его мнению, экономике США нужна инфляция не менее 2,5%, — рассказывает Егоров. — Мы полагаем, что доллар следующий год будет находиться в коридоре 1,06—1,11 к евро. Большего падения мы не ожидаем, а больший рост не допустит собственно администрация президента».

Апокалипсис не сегодня

«Черный лебедь», «кот в мешке» — все эпитеты в отношении нового лидера США объединяет одно: непредсказуемость его политики. Первой реакцией рынков на избрание Дональда Трампа президентом стали падение цен на нефть и рост спроса на золото. Чего ждать дальше?

Победа Трампа негативно отразится на мировой торговле и экономическом росте, прогнозировал год назад главный экономист Citi Уиллем Баутер. Рост глобального ВВП может снизиться на 0,7—0,8 процентного пункта и составить в 2017 году около 2%. Причина — кратковременный шок на финансовых рынках и рост неопределенности в среднесрочной перспективе. Негативно скажется и политика, которую был намерен воплощать Трамп.

В реальности мировая экономика растет даже лучше ожиданий: в последнем, октябрьском, обзоре МВФ повысил прогноз роста глобальной экономики в этом году до 3,6% (по итогам 2016 года глобальная экономика выросла на 3,2%).

Впрочем, винить Уиллема Баутера в некомпетентности не следует. Он строил свои прогнозы исходя из предвыборных обещаний Трампа. Реальность оказалась не настолько страшна, как эти обещания. Например, по большому счету не реализовались его угрозы полноценной торговой блокады в отношении Китая, как и прочая протекционистская риторика в духе America First.

America First? Спасибо, мы подумаем

Критика КНР стала одним из коньков Трампа. Он обвинял Китай в том, что, сдерживая свою валюту, тот продает Америке товары по ценам ниже, чем у американских производителей. Особенно ярко это видно на примере сталелитейных компаний. Однако пока корпорации теряют в доходах, у простых американцев есть возможность платить за товары меньше.

«В КНР опасались резких антикитайских действий в различных сферах, — говорит генеральный директор Экономико-правовой школы ФБК Сергей Пятенко. — Большая часть тревог была напрасной. Действия в целом оказались более сдержанными. В случае с КНР Трамп либо сам понял, либо «добрые люди» помогли (а скорее, и то и другое), что жесткое экономическое противостояние чревато для США серьезными проблемами. При наличии признаков любых значительных проблем для себя США предпочитают отступить».

Похоже, Трамп отступил и от своей идеи ввести 35-процентную пошлину на автомобили, собираемые за границей. В основном эта мера была направлена против американских компаний, которые собирают автомобили в Мексике. Существенный урон понесла бы и Германия. После инаугурации Трампа разговоры о введении этой пошлины постепенно сошли на нет.

Зато Дональд Трамп не оставляет свои угрозы выйти из Североамериканского соглашения о свободной торговле (NAFTA), если другие участники (Мексика и Канада) откажутся переподписать соглашение на новых условиях, более выгодных для США. По мнению Трампа, именно из-за этого соглашения, более выгодного для двух других участников, промышленность США потеряла до четверти рабочих мест. В конце лета представители США, Мексики и Канады начали первый раунд переговоров о пересмотре NAFTA. А в октябре Трамп заявил, что США следует быть более жесткими на этих переговорах, и в очередной раз публично пригрозил выйти из соглашения, если условия Штатов не будут выполнены.

Понемногу воплощаются в жизнь и угрозы в отношении ВТО. Конечно, выйти из ВТО США не готовы, несмотря на все громкие заявления Трампа. Но вставлять палки в колеса уже пытаются. Администрация президента США блокирует обновление Апелляционного органа ВТО, потому что ранее он выносил решения, которые шли вразрез с интересами Вашингтона. По словам еврокомиссара по вопросам торговли Сесилии Мальмстрём, Трамп грозит парализовать ключевой механизм разрешения споров в мировой торговле и «рискует уничтожить ВТО изнутри».

Катастрофы не произошло

В целом год спустя после сенсационной победы Трампа можно сказать, что катастрофы не произошло. Политическая система США далека от единоличного «ручного управления», и любое «безумство» любого национального лидера проходит через фильтр конгресса.

Что же ждать от Трампа в следующие годы его управления Америкой? Ожидать непредсказуемого разворота в политике США не стоит, уверен доцент Института бизнеса и делового администрирования РАНХиГС Эмиль Мартиросян. «Правительство США фокусируется и акцентирует свое внимание на подъеме внутреннего спроса и национальной экономики, прежде всего за счет оптимизации бюджетных расходов, развития инновационного потенциала американских компаний в международном контексте, — рассуждает Мартиросян. — Власть США программно укрепляет свою экономику и занято внутренним потреблением. Что касается международной арены, я бы не делал спешных выводов, а внимательно наблюдал за результатами мировой экономики в 2017 году и ее прогнозами на 2018-й. Есть такое предположение, что в период мирового экономического роста политические распри и конфронтация стихают, страны заняты подъемом экономики и достижением конкурентоспособного положения».

А поскольку, согласно консолидированному прогнозу экономистов, для глобальной экономики 2018 год должен оказаться годом подъема, можно надеяться, что энергия Трампа обратится в более мирное русло.

Милена БАХВАЛОВА, Banki.ru