Говорящие цифры, кричащие буквы
С этим рейтингом явно что-то не то
Фото: Fotolia/studioloco

Размер банка уже давно не является гарантией его стабильности, как и хорошие финансовые показатели, а в капитале кредитных организаций все активнее обнаруживаются «дыры». Таким образом, анализ банков на основе отчетности становится все более затруднительным с точки зрения понимания реального положения дел. Тем не менее в любой оценке банка можно найти подсказки о его будущем.

Как узнать, что банк умирает

Отзыв лицензии у банка или его санация — для рынка уже скорее привычная действительность, нежели сюрприз. Даже в отношении крупнейших игроков.

За один только 2017 год с рынка ушел банк «Югра» и пришлось экстренно отправлять на процедуру финансового оздоровления такие гиганты, как «ФК Открытие» и Бинбанк, вместе с банками, которые санировали они сами.

В ноябре 2017 года курирующий банковский надзор первый заместитель председателя ЦБ Дмитрий Тулин определенно дал понять, что под санацию могут попасть и другие крупные банки. «Мы всегда отвечаем, что мы не исключаем дальнейшего применения нового механизма финансового оздоровления. Потому что он (Фонд консолидации банковского сектора. — Прим. Банки.ру) создавался как системное решение для будущих проблем, признаки которых могут быть, а могут и обнаружиться позднее. И он заточен под банки, банкротство которых по тем или иным причинам недопустимо с точки зрения властей, — сказал Тулин. — Если эти банкротства могут вызвать дестабилизацию финансовую и социальную, по всей видимости, значит, речь идет о крупных банках, в системно значимом федеральном и региональном масштабе».

Тулин: санация системно значимых банков может продолжиться

Санация системно значимых банков через Фонд консолидации банковского сектора может продолжиться, заявил первый зампред ЦБ Дмитрий Тулин.

Подобный информационный фон заставляет рядовых граждан оперативно повышать собственную финансовую грамотность своими силами и становиться хотя бы чуточку не рядовыми аналитиками: учиться читать отчетность банков, следить за новостной повесткой дня, пытаться добыть инсайды.

И настоящее состояние некоторых банков, действительно, можно «пробить» по публичным данным.

Если посмотреть на освещаемые в СМИ события и отчетность РСБУ российских банков, у которых были отозваны лицензии в последние месяцы, то несложно заметить тревожные звоночки, которые предшествовали будущим терминальным потрясениям.

МФБанк (лицензия отозвана 4 октября 2017 года) за 12 месяцев, предшествовавших отзыву лицензии, вышел в значительный для своего размера убыток. Если на 1 октября 2016 года кредитная организация показывала пусть небольшую, но прибыль (17,8 млн рублей), то в сентябре 2017 года отличилась убытком в 300 млн рублей. Кроме того, в августе 2017 года банк «просел» по всем основным показателям: активы, прибыль, капитал, кредитный и депозитный портфели. Особо негативного новостного фона у банка не наблюдалось, однако за несколько месяцев до отзыва лицензии ЦБ РФ привлек руководителей МФБанка к административной ответственности.

Банк «Арсенал», лишившийся лицензии 21 сентября 2017 года, с весны прошлого года порядка десятка раз снижал ставки по своим вкладам. Нередко банки ведут политику поступательного снижения депозитных ставок в связи с предписанием от ЦБ РФ. В январе 2017 года стало известно, что «Арсенал», действительно, перестал принимать дополнительные взносы во вклады как раз из-за предписания регулятора.

Регулятор отозвал лицензию у Русского Международного Банка 4 сентября 2017 года. На тот момент кредитная организация имела убыток в размере, превышающем 1,3 млрд рублей. Для банка из топ-200 по активам это не очень критичный показатель. Однако по отчетности видно, что ровно за месяц до отзыва лицензии кредитная организация «потеряла» активов на 5,6 млрд рублей (или 23,5%), ее общий кредитный портфель сократился на 3,3 млрд рублей (или 20,3%), а розничный портфель вкладов — на 4,1 млрд рублей (более 27%).

До этого, в августе 2017 года, банк прекратил выдачу вкладов и процентов по ним. И тогда же сообщил о закрытии двух московских отделений («Добрынинское» и «Курское») в связи с ограничениями ЦБ. «Центральный банк ввел ограничения, в результате чего в банке образовались низкая ликвидность и отток денежных средств. В отделениях просто нет денег, нас не подкрепляют, и поэтому мы закрываемся», — сообщили порталу Банки.ру в кол-центре Русского Международного Банка.

Чуть раньше этих событий в банке невозможно было открыть вклад «по техническим причинам». А еще ранее, в июле этого года, Русский Международный Банк объявил о грядущей смене собственника.

Банк «Северо-Восточный Альянс» потерял лицензию 21 августа 2017 года. За год (с августа 2016 года) кредитная организация «упала» по всем основным финансовым показателям. Также банк дважды, в декабре 2016 года и в январе 2017 года, показывал значение норматива достаточности капитала Н1.0 ниже положенных 10%.

Кто сидит на «красной зоне»

На основе отчетности по РСБУ компания «Инталев» составила ежегодный рейтинг эффективности 50 крупнейших российских банков, которым поделилась с порталом Банки.ру. В исследовании по итогам 2016 года оценивались три показателя: эффективность, результативность, экономичность.

Как видно из рейтинга, банк «Югра», который стал одной из главных обсуждаемых тем на банковском рынке в 2017 году, и в прошлом находится в «красной зоне» почти по всем проанализированным показателям. У него отрицательная результативность, то есть он не смог добиться фактического прироста показателей прибыли по отношению к своим результатам предыдущего, 2015-го, года. «Югра» являлась аутсайдером экономичности: кредитной организации потребовалось значительно увеличить объем активов для достижения своих результатов. Также аналитики компании «Инталев» отнесли «Югру» к неэффективным банкам.

Следует отметить, что «ФК Открытие» и Бинбанк при этом находятся в рейтинге компании «Инталев» по итогам 2016 года преимущественно в «зеленой зоне» по всем показателям.

Рейтинг эффективности

* Абсолютно эффективными считались банки, которые смогли быть одновременно и результативными, и экономичными. Это означает, что их прибыль выросла, а совокупные активы для ее создания сократились.

Рейтинг эффективности российских банков

«Наш рейтинг показывает только одно: был ли банк эффективен в своей деятельности по результатам 2016 года. Где победителем выступает тот, кто меньшим объемом активов сделал больший объем прибыли по отношению к своим же результатам за предыдущий год. И ничего более. Расчет делается на основании официальной отчетности с сайта ЦБ. То есть места в рейтинге банки получают не в зависимости от мнения его составителей, а в зависимости от своих же собственных результатов, указанных в сданной отчетности, — поясняет директор по методологии ГК «Инталев» Борис Карабанов. — Хорошие места в 2016 году у «ФК Открытие» и Бинбанка были по сравнению с 2015 годом. То есть от 2015 года к следующему, 2016-му, у них наблюдалась положительная тенденция. А на санацию они попали в 2017-м. Таким образом, когда мы сделаем рейтинг за 2017 год, то по отношению к результатам за 2016 год у них места тоже окажутся в «красной зоне». Тогда как банк «Югра» уже в 2016 году показал плохие тенденции по отношению к 2015 году. Но проблемным его ЦБ РФ посчитал только в 2017 году. То есть положительная динамика одного периода, как и в любом другом бизнесе, не гарантия сохранения ее в следующем. Ведь жизнь идет и все меняется».

Схожая позиция и у аналитика информационно-аналитического отдела Банки.ру Александра Кудрявцева.

«По нашим оценкам, никакие рейтинги и рэнкинги не могли повлиять на итоговые решения ЦБ РФ в случае проблем того или иного банка. У Банка России есть свои методики оценки финансового положения кредитных организаций, закрепленные на законодательном уровне. ЦБ РФ, осуществляя свои надзорные функции, имеет намного более широкий доступ к информации о финансовом положении банка и на основании анализа этих данных принимает свои решения», — говорит Кудрявцев.

Отечественное не всегда лучше

Если вы как рядовой клиент банка решили «связаться» с его отчетностью, чтобы быть «наготове», первый совет от экспертов — смотреть отчетность, составленную по международным стандартам (МСФО), а не по российским (РСБУ).

Как объясняет Александр Кудрявцев, отчетность по МСФО считается участниками рынка более репрезентативной, поскольку показывает более целостную картину финансового состояния (является консолидированной), а также потому, что в ее основах заложен принцип преобладания экономического смысла операций над содержанием их правового аспекта.

«Отчетность МСФО более совершенна и прозрачна, но имеет и серьезные недостатки. Обычно она готовится не чаще чем один-два раза в год (РСБУ — ежемесячно), а в условиях России банк может перейти из нормального состояния в предбанкротное значительно быстрее. Особенно если дело касается проведения сомнительных операций или преднамеренного вывода активов. Кроме того, МСФО агрегирована и лишена целого ряда важных индикаторов, доступных по РСБУ (российские стандарты бухгалтерского учета. — Прим. Банки.ру). Также пока имеется институт «удобных» аудиторов, готовых за небольшие деньги дать положительное заключение по неоднозначной с точки зрения достоверности отчетности МСФО», — рассказывает младший директор по банковским рейтингам «Эксперт РА» Вячеслав Путиловский.

«Не существует такого языка, на котором бы невозможно было врать или фальсифицировать отчетность».

Управляющий директор Национального рейтингового агентства (НРА) Павел Самиев также советует обращать внимание на МСФО. Этот вид отчетности более релевантен для анализа финансовых рисков и кредитоспособности банка за счет того, что целый ряд показателей («плохие» активы, просрочка, оценка некредитных активов на балансе у банка) отражаются в МСФО более корректно по сравнению с РСБУ.

«Тем не менее для обычного потребителя, то есть для человека, который не владеет профессионально финансовым анализом, любая отчетность будет непонятна и зачастую неверно прочитана. Не потому, что обычный потребитель не способен сделать аргументированные выводы на основе финансового анализа, а потому, что в принципе отчетность — это некая база для профессиональных аналитиков. Однако не существует такого языка, на котором бы невозможно было врать или фальсифицировать отчетность. В этом смысле РСБУ и МСФО тоже в каком-то смысле «языки», — замечает Самиев.

Лжец, лжец, лжец

Рейтингам и рэнкингам, основанным на любой отчетности, в последнее время веры почти нет. Оно и понятно: что ни почивший банк, то практически точно здоровая «дыра» в балансе. То есть фальсификация отчетности. С учетом непрекращающейся «чистки» рынка регулятором вопросов к таким случаям все больше.

Один аналитик, составляющий различные рэнкинги розничных банков, поделился с Банки.ру своим видением проблемы.

«Я делаю рэнкинги, то есть ранжирую банки по какому-то определенному показателю, уже несколько лет. Сразу признаюсь: ни разу этот процесс не проходил у меня «без сучка, без задоринки». Практически для каждого рэнкинга приходится заставлять несколько банков пересчитывать те или иные показатели. Потому что, например, я вижу, что банк заявил мне объем портфеля автокредитов, на 20% в принципе превышающий объем его портфеля розничных кредитов, — говорит аналитик. — И так каждый раз. Если досконально все не перепроверить, то вылезет очень много «косяков». Конечно, потом оказывается, что банк неверно прочитал или понял, что я требовала от него по цифрам, но все чаще закрадывается подозрение, что он сделал это нарочно, в надежде, что покажет в рэнкинге отличные цифры, а подлога никто не заметит. Хотя на самом деле подлог замечают уже даже простые читатели СМИ — все-таки уровень финансовой грамотности растет. Если какой-то медиаресурс перепечатывает мой рэнкинг, а в нем есть хотя бы микроскопическая ошибка, читатели молниеносно выведут врущий банк (а заодно и меня как невнимательного автора) на чистую воду».

«Нужно прорабатывать законодательство не в русле ужесточения ответственности конкретных лиц, а в русле неизбежности наказания».

Александр Кудрявцев из Банки.ру признает: действительно, в последние годы все чаще встречаются обвинения банков и их служащих в подделке отчетности, что, в свою очередь, негативно сказывается на различных рейтингах и рэнкингах. Однако, если рейтинг использует комплексный подход, фальсификация отчетности отдельными банками не внесет системно значимого искажения информации. При этом клиентам банков, естественно, не стоит принимать все за чистую монету, а необходимо критически подходить к анализу данных рейтингов, считает аналитик Банки.ру.

По мнению Кудрявцева, бороться с фальсификацией отчетности можно и нужно. «Как и в случае со всеми законами в нашей стране, тут нужно прорабатывать законодательство не в русле ужесточения ответственности конкретных лиц, а в русле неизбежности наказания. Тогда со временем ситуация может перемениться в лучшую сторону», — полагает аналитик.

Рейтинговое агентство не виновато

Павел Самиев из НРА указывает: нет смысла винить аналитика или рейтинговое агентство в неправильном прогнозе, если он был построен на неправильных данных.

«У рейтингового агентства нет доступа к непубличным данным банка, и оно не имеет права осуществлять проверки банка — в отличие от ЦБ. Таким образом, если банк задался целью скрыть какую-то информацию о себе, то ему гораздо проще скрыть ее от агентства, чем от регулятора. Как бы то ни было, в методиках рейтинговых агентств всегда есть какой-то набор показателей, который по косвенным признакам может выявить фальсификацию и несостыковки в отчетности, чтобы предположить, что у банка есть какие-то скрытые проблемы», — говорит Самиев.

«Рейтинг — это не рекомендация, не гарантия и не обещание».

«Важно понимать, что такое рейтинг, — добавляет он. — Это не рекомендация, не гарантия и не обещание. Рейтинг — это вероятностная характеристика: прогноз или анализ рейтингового агентства, в котором оно с некоторой вероятностью предполагает, что в будущем случится с конкретным банком. И эта вероятность никогда не равна нулю, то есть может быть оперативно пересмотрена в зависимости от изменения микроэкономической ситуации или какого-то действия банка».

Самиев обращает внимание: есть много примеров банков (те же банк «Пересвет», Внешпромбанк), которые лишились лицензии, имея высокие рейтинги, но впоследствии, по итогам проверки временной администрации, показали фальсификацию отчетности. Это означает, что рейтинговые агентства использовали неверную информацию по таким банкам и прогноз их также был неточным.

«Есть ли здесь вина агентств и аналитиков? Нет. Они руководствовались теми данными, которые были у них на руках. С ними работали, их «считали», по ним и озвучивали свое мнение. Были бы у них на руках «чистые» данные, они бы смогли дать более точный анализ», — рассуждает управляющий директор НРА.

«Фактов манипулирования и фальсификации отчетности становится все больше по многим причинам, одна из основных — ужесточение надзора: банки ввиду своих слабых финансовых показателей не могут выполнять все более притязательные требования регулятора и пытаются приукрасить реальное положение дел. Возможно, ситуация переменится с введением закона о разделении банковских лицензий на универсальные и базовые, при этом к банкам с базовой лицензией будут применяться упрощенные надзорные действия, что, в свою очередь, может снять саму необходимость «влезать» в требования ЦБ и подделывать отчетность», — надеется Александр Кудрявцев из Банки.ру.

По его мнению, на текущий момент у ЦБ РФ достаточно мало работающих инструментов, позволяющих на ранней стадии выявить злоупотребления с отчетностью, и даже выездные проверки не всегда могут помочь выявить данные факты, если против ЦБ РФ выступают искусные «художники». «Данная ситуация похожа на борьбу с «пиратством»: как бы его ни душили, «пираты» всегда на один шаг впереди и придумывают все новые и новые схемы и методы обхода требований законодательства», — говорит эксперт.

Вячеслав Путиловский из «Эксперт РА» видит несколько причин для массовой фальсификации отчетности на банковском рынке.

Первая и главная — потребность банков удержаться на плаву, скрыть имеющиеся «дыры» и злоупотребления в условиях ужесточающего надзора. «Кроме того, не редкость, когда акционеры активно используют банки, собирающие средства с рынка, для фондирования собственного бизнеса (иногда — высокорискованного). При этом есть ряд юридических конструкций, позволяющих занизить в отчетности уровень кэптивности банка, — делится Путиловский. — Банк России активно борется с этим явлением, но пока результаты неоднозначны. Не до конца искоренили и «поджигателей», которые, явно или скрытно получив контроль, организуют на базе банка «промышленное» проведение сомнительных операций или вывод качественных активов (заменяя их обесцененными). Банк после этого теряет лицензию, а группа указанных лиц переходит в следующий банк».

И целой отчетности мало

Как указывает большинство опрошенных Банки.ру экспертов, лишь на одну отчетность полагаться при попытке проанализировать состояние вашего банка нельзя. Здесь важно учитывать совокупность факторов.

По словам Вячеслава Путиловского, существует масса способов фальсификации банковской отчетности. Причем эта деятельность постоянно совершенствуется силами «добросовестных» банкиров.

«Формальная оценка устойчивости банка только по отчетности может быть нерепрезентативна. Решения о присвоении рейтингов принимаются на основе анализа не столько качества отчетности, сколько качества банковской деятельности. Помимо отчетности, изучаются информационный фон, качество корпоративного управления, качество проработки и реализации стратегии развития, система риск-менеджмента и так далее, — указывает Путиловский. — Имеется перекрестная система показателей, индикаторов и бенчмарков, прописанных в методологии рейтинговых агентств. Банк может «нарисовать» один или несколько таких показателей, но это вызовет искажение других показателей и срабатывание других «красных флажков». Все «нарисовать» почти нереально. Агентство также обращает внимание на необоснованные с экономической точки зрения действия или вложения банка. Даже используя ограниченный объем публичной банковской отчетности, можно определить слабые места банка и негативные тенденции в его развитии. Особое внимание уделяется нетипичным соотношениям в структуре баланса или оборотов, которые сложно объяснить экономической деятельностью конкретного банка».

Помимо рейтинговых действий (повышение или понижение рейтинга банка), Путиловский советует обращать внимание на ставки по депозитам выше рынка, активную и массовую рекламу услуг, негативные материалы в прессе и на профильных форумах, репутацию аудитора, который проводит проверку банка. Кроме того, могут помочь отзывы пользователей на профильных ресурсах, в которых содержится информация, что банк затягивает любыми способами исполнение своих обязательств (в том числе технические или организационные причины). Индикаторами также могут выступать резкая смена владельцев, менеджмента, бизнес-модели кредитной организации.

«Надо понимать, что за рейтинг вы смотрите, с какой целью он составляется и на основании чего».

«Если опираться только на данные о деятельности банка, отраженные в его отчетности, то, как показывает практика, оценка может быть недостаточно верной. Почему? Потому что мы на основании отчетности не видим факторов, влияющих на результаты его деятельности. А может, его успех оказался случайным, потому что так сложились обстоятельства на рынке? Или у банка есть долгосрочная стратегия, и согласно ей в этом периоде высоких результатов и не планируется? Поэтому надо понимать, что за рейтинг вы смотрите, с какой целью он составляется и на основании чего. Тогда сможете верно понимать достоверность его оценки», — советует Борис Карабанов из ГК «Инталев».

Основа успеха — в наблюдении и сравнении.

«Если банк сдает отчетность в ЦБ, то, казалось бы, его авторитетом гарантируется достоверность представленной информации. Но, как показывают события уже многих лет, ЦБ не разбирается (в смысле, не занимается проверкой и анализом деятельности банков). Может, это на самом деле и не так, но возникает такое стойкое ощущение. Или, может быть, чтобы не сеять панику, ЦБ не афиширует появление проблем у банков, а пытается своими мерами предотвратить негативное развитие событий. И только когда уже ничего сделать нельзя, дело доходит до отзыва лицензии, и факт становится всеобщим достоянием. Но в любом случае для внешних пользователей вчера банк на хорошем счету, а сегодня — уже без лицензии. И как понять из рейтинга, составленного на основе данных официальной отчетности, что такое может случиться? Никак. Только отслеживать тенденции: в прошлом году стало похуже, чем в позапрошлом, в этом хуже, чем в прошлом, — можно ожидать, что это и есть «звонок»», — заключает Карабанов.

Портал Банки.ру не заявляет, что один из перечисленных выше признаков или все они в совокупности являются обязательным условием наличия проблем в каком-либо банке. Однако советует на всякий случай обращать внимание на подобные моменты в деятельности вашего банка.

Анна ДУБРОВСКАЯ, Banki.ru