Кредитный шантаж: как не платить по чужим долгам
У супругов при разводе, по сути, есть возможность шантажировать друг друга кредитами
Фото: glisic_albina/Depositphotos.com

Кредитование может стать козырным тузом в рукаве в имущественных разбирательствах супругов. Банки.ру рассказывает, в каких ситуациях приходится делить не только активы, но и долги.

Тайна кредита

Недавно портал Банки.ру рассказал историю женщины, которая узнала о пяти (!) кредитах мужа общей стоимостью почти 3 млн рублей только после его смерти, причем узнала от банков-кредиторов (в бумагах покойного кредитных договоров не оказалось). Долг почившего в той ситуации формально пал на его наследницу — несовершеннолетнюю дочь: вдова отказалась от наследства в ее пользу. Но по факту до совершеннолетия девочки платить приходится ее матери, то есть она все равно расплачивается за финансовые «грехи» мужа.

Кредит в наследство

Кто из нас не мечтал о наследстве богатого американского дядюшки? Однако вместо свалившегося на голову богатства вас может ожидать долговая яма.

Эта история заставила нас задуматься о том, отвечала ли бы супруга по долгам мужа, если бы он был жив, но перестал платить по кредитам — в случае сохранения брака или если бы прохладные отношения между мужем и женой дошли до развода.

Начнем с того, что в такой ситуации может оказаться практически любой человек, официально находящийся в браке: по беззалоговым кредитам согласия партнера по браку не требуется. Такое согласие нужно только при ипотечном кредите — в ситуации, когда недвижимость становится залогом. В случае если кредит берется под залог недвижимости, которая не является общим имуществом супругов (например, полученная в наследство дача или купленная до брака квартира), согласие также не нужно. Но, вероятнее всего, придется принести нотариально заверенное заявление, что это ваше и только ваше. И доказать это документально.

Как мы уже рассказывали, банки свято хранят информацию о выданных кредитах даже от супругов, ссылаясь на банковскую тайну. Так что жена никак не может выяснить, брал ли кредиты муж (и наоборот, муж не может выяснить, брала ли кредиты жена) и куда потрачены эти деньги. Но тайна эта неприкосновенна ровно до тех пор, пока заемщик исправно платит.

Как только возникают задержки платежей, про банковскую тайну почему-то сразу забывают. Специальные отделы банков начинают названивать родственникам и знакомым, чьи контакты оказываются им доступны, и рассказывать про долг. Известны случаи, когда отделы взыскания просроченной задолженности банков или коллекторские агентства пытались истребовать долг не только с супруга, но даже просто со знакомых, чей телефон был указан заемщиком в договоре. В ход шли такие аргументы, что кое-кто даже соглашался погасить задолженность за приятеля-заемщика, а потом уже требовать с него деньги.

Героиня нашей истории также узнала о долгах покойного мужа, когда банки стали звонить ей домой. Причем узнать, что их клиента уже нет в живых, банкиры не могли — такую информацию банк может получить только от наследника или родственников умершего. Дочь и вдова, естественно, в банки не сообщали, потому что не знали о существовании отношений мужчины с кредитными организациями. Так что требование возврата долга с супруги заемщика было прямым нарушением банковской тайны. Однако, ссылаясь на эту тайну, кредитный договор ей так и не показали…

Без согласия виноватые

В итоге, проиграв все возможные суды, вдова написала письмо президенту Путину, где напомнила главе государства его слова во время большой пресс-конференции 14 декабря 2017 года. Владимир Путин тогда поднял вопросы об установлении обязанности банков проводить проверку наличия у гражданина обязательств по займам при выдаче им потребительского кредита. Обремененная долгами умершего мужа женщина предложила в своем письме требовать согласие супруга на выдачу кредита свыше 100 тыс. рублей, а также перед одобрением и выдачей кредита реально проверять, что из заявленного имущества на самом деле имеется у заемщика.

«Если бы я узнала о том, что супругу нужен для чего-то кредит, я бы не дала согласие. А распоряжаться правом единоличного использования общего имущества, в том числе оформлять кредит под залог этого имущества без согласия супруга, противозаконно (статья 34 Семейного кодекса РФ). Без моего согласия банк все равно мог бы выдать такому заемщику кредит, но на адекватных условиях — с защитой рисков обеих сторон, то есть со страховкой, а я бы хотя бы знала о его намерениях», — написала вдова в письме Путину.

В бракоразводных процессах или в ситуации, когда один супруг ограничивает другого в средствах, часто вступает в силу хитроумный «кредитный шантаж».

Вопрос о том, чтобы ввести требование согласия супруга при выдаче практически любого кредита, уже поднимался в апреле 2016 года — после выпущенного Верховным судом обзора, который изменил судебную практику по делам о совместной ответственности супругов по кредитным обязательствам.

Один супруг не должен платить по долгам другого, если кредит использовался не на общие нужды, — таков был вердикт Верховного суда РФ. Тогда-то банки и заговорили сами о необходимости получать согласие партнера по браку, но с тех пор законодательно и на практике ничего не поменялось.

До этого судебная практика предполагала обратное: любой кредит, взятый во время супружества, — совместный. Таким образом, в нашей истории, если бы муж был жив (как только он умер, включились законы наследования, которые рассмотрены в предыдущем тексте), банки не смогли бы предъявлять требования к его жене, так как она не знала о кредите, который к тому же явно не использовался на семейные нужды. Правда, если бы банку удалось доказать обратное, жене пришлось бы отвечать по кредитам наравне с мужем.

«Согласно статье 45 Семейного кодекса РФ, по обязательствам одного из супругов взыскание может быть обращено лишь на имущество этого супруга, — поясняет руководитель департамента контроля качества Национальной юридической службы «Амулекс» Нурида Ибрагимова. — При недостаточности этого имущества кредитор вправе требовать выделения доли супруга-должника, которая причиталась бы ему при разделе общего имущества супругов, для обращения на нее взыскания». О том, чтобы обращать взыскание на долю супруга недобросовестного заемщика, как мы видим, речь не идет.

Тем не менее в бракоразводных процессах или в ситуации, когда один супруг ограничивает другого в средствах, часто вступает в силу хитроумный «кредитный шантаж». Второй может набрать кредитов, обозначив целью «семейные нужды», и потом угрожать супругу, что ему придется выступать соответчиком. Опытные юристы рассказывают, что этот довод ранее часто использовался более слабой стороной при обсуждении раздела имущества между разводящимися. Теперь это сделать сложнее, так как в силу определения Верховного суда РФ от 03.03.2015 № 5-КГ14-162 обязательства могут быть признаны совместными, только если это доказано в суде. Причем доказывать это придется самому заемщику, а не его супругу, находящемуся в неведении о кредитной нагрузке партнера.

Полина ПАРКЕР, для Banki.ru