Заразная валюта
Турецкие патриоты жгут доллары — это не помогает ни лире, ни рублю
Фото: коллаж Banki.ru

У российского рубля появилась новая проблема — экономический кризис в Турции. Насколько это опасно для курса нашей национальной валюты?

В эпицентре кризиса: Турцию штормит

Рубль открыл неделю новым падением. Во вторник, 21 августа, курс российской валюты продолжал снижаться, потеряв к доллару 36 копеек. С начала недели доллар подрос в цене на 0,6%. Не помогла рублю даже растущая цена нефти. Даже пятничный позитив от агентства Fitch, сохранившего 17 августа страновой рейтинг России на уровне «ВВВ-» с «позитивным» прогнозом, не стал драйвером для укрепления национальной валюты.

Релиз рейтингового агентства, похвалившего Россию за устойчивость экономического курса, низкую инфляцию и разумную бюджетную стратегию, похоже, порадовал только первого вице-премьера, министра финансов Антона Силуанова. Иностранцы ответили на это новой распродажей гособлигаций. В результате доходность индекса гособлигаций RGBITR уже превысила 8,5%. Еще в начале года он торговался на уровне 7,3%. «Покупателей рублевого госдолга явно беспокоит не столько запрет на покупку новых выпусков сам по себе, сколько сопутствующая волатильность на валютном рынке после введения санкций», — написал в своем обзоре аналитик «Открытие Брокера» Тимур Нигматуллин.

Из-за низкого спроса 21 августа Минфин даже отменил аукционы ОФЗ (второй раз за год, в прошлый раз это случилось 10 апреля на фоне обвала российских рынков из-за новой порции американских санкций, а до этого аукционы ОФЗ не отменялись почти три года). В финансовом ведомстве объяснили решение возросшей волатильностью на финансовых рынках.

Впрочем, и без санкций ситуация для рубля складывается не очень хорошо. На этой неделе практически все валюты развивающихся стран ослабели к доллару. Эпицентром финансового кризиса весь август остается Турция. После введения пошлин на сталь и алюминий курс лиры упал на 20%. Обвал удалось остановить только после того, как турецкий ЦБ повысил процентные ставки РЕПО, прикрыв возможность банкам спекулировать валютой. Президент Турции Эрдоган заявил при этом, что не будет бороться с девальвацией национальной валюты с помощью повышения ключевой ставки и не прибегнет к помощи МВФ.

Курс доллара к турецкой лире с начала года

Источник: Bloomberg

Однако, по мнению финансистов, этих мер явно недостаточно, чтобы остановить кризис. «Этот кризис будет продолжаться, потому что они не сделали ничего, чтобы принципиально изменить ситуацию», — заявил телеканалу CNBC генеральный директор Principal Global Investors Джим МакКоган. Главный экономист Альфа-Банка Наталья Орлова также считает, что экономический кризис в Турции еще далек от завершения. Больше всего инвесторов пугает огромный долг турецких компаний — 340 млрд долларов, из которых 180 млрд нужно погасить в ближайший год. Но с учетом собственных резервов ЦБ (30 млрд долларов), полагают аналитики, это нереально. Аналитики J. P. Morgan Asset Management отмечают, что у страны имеется крупный дефицит платежного баланса и значительный внешний долг.

«Неудивительно, что перспективы стабилизации ситуации в Турции выглядят призрачными и экономический кризис в стране только начинается. Мировые рынки отыгрывают негативные последствия кризиса в Турции не только на развивающиеся рынки, но и на Европу — курс евро ослаб до 1,14 к доллару, отражая ожидания по потенциальным потерям европейских банков», — написала Орлова в своем обзоре. А директор аналитического департамента «Локо-Инвест» Кирилл Тремасов прокомментировал нерешительность действий турецкого регулятора в своем телеграмм-канале MMI так: «Это абсолютно разрушительная ситуация для финансовой системы страны. Масштаб грядущего коллапса сложно представить, но очевидно, что ничего подобного в крупных развивающихся экономиках мы еще не наблюдали».

При чем здесь рубль

Прямой связи между курсом рубля и курсом турецкой лиры, указывают эксперты, не существует. Несмотря на обширные торговые связи между двумя нашими странами (товарооборот в прошлом году составил 22 млрд долларов), объем расчетов в локальных валютах мизерный. По словам руководителя управления торговых стратегий Dukascopy Bank SA Даниила Егорова, Турция занимает значительное место в торговом балансе России и является одним из потребителей российского газа и нефти. «Вместе с тем прямой зависимости между курсом лиры и курсом рубля, по сути, нет — ярко выраженная отрицательная динамика к доллару характерна для валют фактически всех развивающихся стран», — отмечает он. То есть рубль падает из-за лиры не сам по себе, а за компанию с другими валютами развивающихся государств.

Курс доллара к рублю с начала года

Источник: Bloomberg

С другой стороны, если посмотреть на то, как менялся курс доллара к рублю, то тренды очень схожи. Хотя при этом доллар вырос к рублю не так сильно, как к лире. «Отток средств инвесторов с одних рынков провоцирует аналогичные действия на других. Турция же «отличается» сейчас тем, что падает сильнее других, поэтому инвесторы и говорят в основном о ней. Однако если сравнить динамику валют с начала года, то российский рубль, бразильский реал и южноафриканский рэнд движутся в «одинаковом ритме», — говорит глава департамента управления активами General Invest Денис Горев. И если раньше динамика рубля определялась изменением цен на нефть и внешнеполитическими рисками, то сейчас, по его словам, к этим факторам добавился фактор негатива на остальных развивающихся рынках.

По мнению Тимура Нигматуллина, дело в структуре экономики и рынков капитала. Движение на валютных и фондовых рынках часто создают глобальные индексные фонды и ETF, под управлением которых огромные деньги. И, как считает аналитик, кризис в отдельной части света, в отдельной стране может легко перекинуться на соседние страны, спровоцировав эффект домино.

Поэтому под давлением не только лира, но и другие валюты. Например, бразильский реал с начала года потерял к доллару 15%, а индийская рупия — 8%. Главный экономист Института международных финансов (IIF) Робин Брукс заявил, что потоки капитала развивающихся рынков после падения курса турецкой лиры свидетельствуют о потенциальной возможности «заражения». Экономисты Bloomberg также считают, что финансовое «заражение» может постигнуть и другие страны. В их число могут попасть Аргентина, Колумбия, Южная Африка и Мексика. По версии JP Morgan, страны, которые могут сильнее всего пострадать от кризиса в Турции, — Болгария, Украина, Россия, Румыния, ОАЭ.

Потери валют развивающихся стран к доллару с начала года

Источник: Bloomberg, Альфа-Банк

О негативных ожиданиях инвесторов свидетельствует рост стоимости рисков. Пятилетние российские CDS сейчас торгуются на рекордно высоком уровне — 164,5 пункта. Даже в апреле, после американских санкций, уровень риска на Россию не был столь высок. «Инвесторы опасаются, что обострение валютного кризиса в Турции станет предтечей кризиса финансового, который, в свою очередь, распространится на еврозону», — отмечает аналитик ИК «Фридом Финанс» Анастасия Соснова. Поэтому, по ее словам, в результате капитал ускорил бегство из наиболее рисковых активов, в том числе российских, в безрисковые. «Ускорение оттока капитала, в свою очередь, создало дополнительное давление на рубль», — считает аналитик.

В то же время нельзя сбрасывать со счетов и локальные факторы, которые даже в большей степени влияют на курсы. В частности, интервенции Минфина. На прошлой неделе ЦБ возобновил покупку валюты на Московской бирже. В пятницу, 17 августа, регулятор потратил на это 17,5 млрд рублей. Изначально планировалось, что ежедневные интервенции в августе составят 16,7 млрд рублей. По оценкам стратега Газпромбанка Дмитрия Долгина, чтобы выполнить план, ЦБ придется скупить до 70—90% всей свободной валюты на рынке. Тем не менее эксперты полагают, что резкого роста курса доллара и евро может не случиться. «Приближение пика налоговых платежей, приходящегося на 27 августа, может оказать некоторую поддержку рублю, но потенциал укрепления российской валюты за счет данного фактора весьма умеренный», — считает экономист Нордеа Банка Татьяна Евдокимова.

Продолжит ли Турция «валить» рубль

На прошлой неделе сразу два агентства, Moody's и S&P, понизили рейтинг Турции, подбросив новую порцию негатива на фондовые рынки. В Moody's пишут, что власти Турции демонстрируют «отсутствие ясного и убедительного плана ответа на кризис», а это, по мнению аналитиков агентства, приведет к усилению инфляции и подорвет экономический рост. Экономика Турции в следующем году скатится к рецессии, солидарны в S&P. Эксперты опасаются, что понижение рейтингов может вызвать усиление продаж турецких бумаг с последующей девальвацией лиры. Это подорвет интерес ко всем обязательствам и валютам развивающихся рынков. «В ближайшие две недели ситуация на развивающихся рынках, на наш взгляд, останется ключевым фактором динамики курса рубля. Динамика турецкой лиры, на которую рубль в последнее время весьма чутко реагирует, по-прежнему несет в себе довольно много рисков», — считает Татьяна Евдокимова.

«Пока Турции удалось стабилизировать ситуацию на финансовом рынке, но турецкая лира в целом нацелена на дальнейшее снижение. Хотя, возможно, темпы падения ее курса станут более плавными», — комментирует Анастасия Соснова. Сейчас, по ее словам, ситуация на финансовых рынках нормализуется, и рубль почти не реагирует на «турецкой фактор».

Есть ли риск, что валютный кризис в Турции повлияет и на Россию? Такой сценарий вполне вероятен. По словам Сосновой, негативно отразиться на рубле могут только панические настроения на мировых финансовых площадках. В «Открытие Брокере» прогнозируют доллар по 70 рублей к концу года. Но это если в Турции все же случится полномасштабный кризис, плюс ко всему замедлится рост ВВП Китая, упадут цены на нефть и американский сенат примет все предложенные санкции против России — тогда отечественную валюту не спасет даже отмена интервенций ЦБ.

Однако это не основной сценарий. Большинство аналитиков пока считают, что санкции США будут более мягкими, а Стамбулу удастся взять ситуацию под контроль. На прошлой неделе турецкой регулятор сообщил, что заключил соглашение с ЦБ Катара о валютном свопе. Общий лимит — 3 млрд долларов. «Самое страшное уже позади: больше чем 6,2 лиры доллар в этом году, скорее всего, стоить не будет», — успокаивает Егоров из Dukascopy Bank SA. И тут же уточняет, что дальнейшее поведение лиры будет зависеть от поведения юаня по отношению к доллару, а также позиции Белого дома. Но главное все же зависит от финансовых властей Турции. Как считает Нигматуллин, если турецкий ЦБ так и не сможет хотя бы частично восстановить независимость от политических властей и продолжит уклоняться от повышения основной ставки, риски в турецкой экономике продолжат нарастать и на горизонте одной-двух недель могут стать драйвером нового ослабления рубля.

Альберт КОШКАРОВ, Banki.ru