Банки выводят из-под кризиса
Банк России пытается защитить банковскую систему от финансового кризиса в стране
Фото: Fotolia/Warakorn

Чуть больше суток потребовалось Банку России для того, чтобы подготовить и обнародовать антикризисные меры, направленные на спасение рубля от дальнейшей девальвации и оперативную поддержку российской банковской системы. Портал Банки.ру выяснял, помогут ли эти меры банкам и рублю.

Вечером в среду, 17 декабря, регулятор обнародовал пакет антикризисных мер по стабилизации ситуации в банковской системе. Эти меры во многом идут вразрез с политикой ужесточения надзорных требований к банкам и снижения их риск-аппетитов, которую регулятор проводил последние полтора года. Рынки отреагировали на действия Банка России крайне положительно — валютный индекс РТС подскочил сразу на 14,2%, правда, не отыграв полностью падение за два предыдущих дня, а рубль к концу дня 17 декабря укрепился к евро и доллару более чем на 13%.

В частности, вводится мораторий на признание отрицательной переоценки по портфелям ценных бумаг кредитных организаций и некредитных финансовых организаций. Это позволит снизить чувствительность участников рынка к рыночному риску.

Также регулятор при необходимости будет проводить дополнительные аукционы валютного РЕПО на разные сроки. В рамках механизма предоставления банкам кредитов, обеспеченных нерыночными активами, предполагается начать выдачу им займов в иностранной валюте, обеспеченных кредитными требованиями в иностранной валюте к нефинансовым организациям.

«Банк России для снятия озабоченности банков и компаний по поводу предстоящего погашения внешнего долга расширяет возможности по предоставлению средств в иностранной валюте. Эта мера призвана сбалансировать спрос и предложение на валютном рынке, что будет способствовать скорейшей стабилизации курса рубля», — отметила первый заместитель председателя Банка России Ксения Юдаева.

Свободнее вздохнут банки, сильно зависящие от средств населения. Теперь ЦБ разрешает поднимать им ставки по вкладам на 3,5 процентного пункта выше среднерыночной максимальной ставки топ-10 банков (до сих пор этот люфт составлял 2 п. п.).

Кроме того, до 1 июля 2015 года банки и микрофинансовые организации могут не применять ограничение значения полной стоимости потребительского кредита (ПСК). Банкам вышло еще одно послабление: можно не ухудшать оценку качества кредитов вне зависимости от оценки финансового положения заемщика по ссудам, реструктурированным, например, в случае изменения валюты займа. Также банки могут не ухудшать оценку финансового положения заемщика, если его проблемы связаны с введенными санкциями или его состояние ухудшилось из-за чрезвычайной ситуации. То же самое касается инвестиционных кредитов.

ЦБ также вводит пониженный коэффициент взвешивания по риску для рублевых кредитов российским экспортерам при наличии договора страхования ЭКСАР (Экспортное страховое агентство России).

На этом антикризисные меры ЦБ по стабилизации ситуации на финансовом рынке и в банковском секторе не заканчиваются. Регулятор еще раз напомнил, что вместе с правительством готовит меры по докапитализации банков. Из-за геополитических рисков, девальвации рубля и падения цен на нефть, по мнению ЦБ, «банковская система России стала уязвима к валютным и кредитным рискам, что требует повышения капитализации». Правительство уже подготовило проект закона, который позволит направлять до 10% средств Фонда национального благосостояния в капитал банков — по текущим оценкам, это 394 млрд рублей. Эти деньги кредитные организации получат в виде субординированных займов, которые в дальнейшем будут инвестировать в инфраструктурные проекты. Документ был рассмотрен Госдумой 17 декабря в первом чтении.

Старший аналитик Банки.ру Сабина Хасанова полагает, что Банк России демонстрирует решительный настрой на то, чтобы вернуть контроль над ситуацией на финансовых рынках. По ее мнению, данные меры способны несколько остудить рынок, но говорить о полном возврате доверия и контроля пока нельзя.

По мнению главного экономиста Альфа-Банка Наталии Орловой, Банк России обнародовал достаточно комплексные, адекватные меры, которые отвечают в том числе на проблемы падения облигационного рынка. Эти меры обеспечивают доступ к системе рефинансирования и позволяют пройти без существенного снижения основных нормативов период турбулентности. Опасение сейчас вызывают мелкие банки, у которых проблемы были до резкого обвала рубля.

Управляющий активами УК «Фонд Магута» Платон Магута полагает, что эти меры могут дать лишь краткосрочный эффект. Однако, чтобы в дальнейшем курс рубля продолжил стабилизацию и восстановился, необходимы более жесткие меры. «В частности, речь идет о введении возможных штрафных санкций в отношении валютных спекулянтов, поскольку 30% волатильности валютного курса – это явная аномалия. И если у кого-то раньше еще были какие-то сомнения, то сейчас уже, в принципе, все уверены в том, что причиной последнего обвального падения курса российской валюты послужили именно спекуляции. Без обуздания спекулятивно настроенных игроков на рынке затормозить безостановочный рост курса доллара невозможно», – полагает эксперт.

Аналитик Нордеа Банка Дмитрий Феденков отмечает, что таким образом ЦБ постарался минимизировать существенную часть рисков, которые нависли сейчас над банковской системой. По его мнению, на этом регулятор не остановится, если увидит сохранение системных рисков для банковского сектора.

По мнению советника председателя правления БКС Банка Олега Швецова, решения вполне рациональные и потенциально позитивные для рынка. «С точки зрения клиентов банков, наибольшую нервозность вызывает падение курса национальной валюты, – говорит эксперт. – Эти меры однозначно принимались в нестандартной ситуации необходимости скорейшего ответа на кризисные вызовы, которые сформировались на валютных и фондовых рынках».

Первый заместитель председателя правления СМП Банка Александр Левковский считает меры Центробанка «правильными и разумными, но, к сожалению, запоздалыми и недостаточными». По его мнению, ситуация ухудшается быстрее, чем ЦБ реально реагирует, потом приходится принимать еще более радикальные меры, а они снова опаздывают. «И проблемы у всех будут не только с капиталом, но и с ликвидностью», – прогнозирует Левковский.

Начальник управления розничных продуктов Локо-Банка Светлана Повикалова отмечает, что в текущей макроэкономической ситуации ЦБ сделал практически все, что можно. Но, по ее мнению, эти меры тоже запоздали: они принесли бы больший эффект в начале лета. «По нашим оценкам, наиболее ценно сейчас то, что для обеспечения устойчивого функционирования биржевого рынка Банк России при необходимости обеспечит поддержку центральному контрагенту на Московской бирже, чтобы участники рынка были уверены в надежности централизованного клиринга и непрерывности выполнения его функций», – говорит эксперт.

По словам Повикаловой, нестабильность фондового и валютного рынков может привести к тому, что банковская система потеряет устойчивость. У многих банков на балансе есть ценные бумаги, которые стремительно дешевеют, и это серьезная проблема. В сложившихся условиях банкам будет очень трудно соблюдать прежние жесткие нормы резервирования. Поэтому банки, которые дожили до кризиса, теперь могут не опасаться за свою лицензию, полагает она. «На фоне же повышения ключевой ставки до 17% все перечисленные меры уже не так важны: они играют роль в оценке самим ЦБ положения банков, но не влияют на отношение к рублю инвесторов и спекулянтов», – поясняет Повикалова.

Руководитель практики инвестиционного консультирования ФБК Grant Thornton Романа Кенигсберга, предложенные ЦБ меры не добавляют определенности. «ЦБ не предложил механизмов снижения рыночных рисков. Так, не предпринято никаких действий для сокращения валютной позиции банков», – говорит он. «Разрешили временно (до 1 июля 2015 года) не применять ограничение значения полной стоимости потребительского кредита, не признав, что эти ограничения нелогичны. Это не остановит бегство банков с рынка потребкредитования. Эти ограничения либо нужно пересматривать, либо полностью отменять», – полагает Кенигсберг.

Руководитель Службы риск-менеджмента Банка УРАЛСИБ Наталья Тутова считает, что решение регулятора предоставить банкам возможность либерального подхода к оценке финансового положения заемщика – правильное и своевременное. «Я бы не расценивала его как кардинальную смену курса и снижение существующих стандартов регулирования. В это непростое время по объективным причинам ухудшится положение многих заемщиков – как корпоративных, так и розничных. И возможность не создавать дополнительные резервы в этом случае позволит банкам избежать дополнительного избыточного давления на капитал. Это – временная мера, которая тем не менее поможет пережить банковскому сектору кризисный период в экономике», полагает она.

По мнению главного экономиста АФК «Система» Евгения Надоршина, самая действенная из предложенных регулятором мер — увеличение отклонения от средневзвешенной ставки по вкладам. «Сегодня участники рынка предлагают (вклады) уже по 20%, и из этого можно предположить, что некоторые из них догадывались о таком шаге ЦБ. Нет никаких сомнений, что розничные клиенты нервничают, отзывают вклады, приобретают на них валюту и потребтовары. Нельзя делать вид, что прошлая среднерыночная ставка была адекватной для рынка. Одни только инфляционные риски и ставки были несопоставимы», – заявляет Надоршин.

По словам эксперта, Центробанк очень долго применял неоправданные сдерживающие меры. «Настоящая ситуация приобретает более здоровый вид. Она может удручать тех, кто приобретает кредиты. Однако без сбережений кредитов тоже не будет. Также сейчас нет никаких нормальных источников для инвестиций, международные внешние рынки капитала закрыты для банков и компаний, и средства населения – это единственный рыночный источник фондирования. Если не предложить привлекательную для рублевых сбережений ставку сейчас, скоро кредитовать станет просто не на что. В моем понимании, про положительную маржу в банковском секторе можно забыть. Не поможет этому и ослабление по ставкам потребительских кредитов», – заключает Евгений Надоршин.

Анна ДУБРОВСКАЯ, Юлия ТИТОВА, Наталья РОМАНОВА, Banki.ru